Творчество поклонников

Утренние слезы

Добавлен
2005-05-04
Обращений
4753

© Ринат Фарафутдинов "Утренние слезы"

   Часть 1.
   
    - Ну, когда же? – протянула Юля, - блин, давайте уже пойде…ммм
    - Сейчас, допью тока, - ответил Костик, протягивая руку к наполовину осушенному бокалу с пивом.
    Сидящий за стойкой третьим, Валера промолчал.
    Все трое готовились к важному событию, очень важному. Как сказал бы дедушка Владимир Ильич Ульянов-Ленин архи-важному.
    - Я не для того из Ижевска приехала, чтобы в дрянном пабе пиво хлестать, - вновь продолжила свою тираду Юлия, - мне нужны утренние слезы, не знаю как вам, а мне они нужны.
    - Да заткнешься ты или нет? – не сдержавшись, прорычал, невозмутимый казалось бы, Валера. Он тоже пригубил пива и опустил локти на стойку.
    - Да пошел ты, мудак столичный, не знаешь даже, как с девушкой правильно разговаривать надо, - тряся руками и упираясь взглядом в спину отвернувшегося Валеры, ответила девушка. Ее бледно-золотистые волосы казались совершенно темными во мраке пивного бара. На вид ей было лет 17, не больше. Хотя всем и вся она говорила о двадцати годах прожитых под светом звезды по имени Солнце.
    - Ребята, давайте все же не ссориться, - заговорил Костя, - конвент поклонников настольных игр в жанре фэнтези был вчера, мы еще месяц назад в привате одного чата договорились там встретиться и встретились, - говорил Костя медленно, но красиво, - мы хорошо провели время: поиграли, выпили, повеселились, встретили много прикольных челов.
    - Позволь тебя прервать, - сказал Валера, - через день будет конвент фэнов Героев меча и магии, а еще позже слет и РПГ игра по Звездным войнам.
    - А мы пойдем? А, ребя? – спросила Юля, ее вздернутый носик раздувался от нетерпения услышать «да» в ответ.
    - Канеш пойдем и выпьем за здоровье Палыча, Йоды и этого, как там Гундальфа Ларсена, - отвечая, Костя изменился в лице. Рот растянулся, как лук Леголаса, в улыбку, в глазах появился огонек.
    - Уж мы то, помахаем джедайскими мечами, - весело гогоча, проверещал Валерий.
    Все трое зашлись веселым, почти детским смехом. Смеялись так, как смеются свободные люди – уже знающие, как устроен мир и еще не раздавленные им же. Сама мысль, что они сейчас здесь в Питере, городе трех революций и сотен фантастических конвентов, концертов и фестивалей, ожидающих только их, была забавной. Плевать им было на оставшийся дома мир, мир серый и скучный – без друзей и пива. Домашний мир, который сейчас был почти иллюзорным, нереальным, уже через какую-то неделю готовился поглотить их вновь. И так всегда, то чего не ждешь или от чего бежишь, всегда ждет тебя впереди. Впереди и за парой поворотов. И нет ничего хуже, чем просто плыть по течению, поддаться гнусной мысли, «что все пустое, все обман». К счастью для ребят, до пофигизма они еще не дошли. Свет не сильнее Тьмы, он просто более заметен, так сказать, более раскручен на Вселенской эстраде. И именно поэтому людям легче к нему тянуться, к Тьме же не тянутся, в нее падают … пофигизм – нечто среднее и более крупное. Серая монотонность пофигизма царит в космосе и смотрит на нас равнодушным взглядом.
    - Ура! Допил, наконец, - воскликнула, Юля, смеясь и высоко вскидывая руки.
    - Ну что же кореша, в поход за утренними слезами, - глаза Валеры мерцали веселым светом.
    - Вперед в ночь, - констатировал Костя.
    И они вывалились в ночь, холодную питерскую ночь. Бармен или точнее сказать мужик с отвислым брюхом, взял со стойки деньги за выпивку. Пошурша ими он весело заметил, что придурки дали слишком много «сверху». Откуда ему было знать, что хрустящие, красивые дензнаки за день до выезда из дому на цветном принтере отпечатала Юленька. И водяными знаками на них являются изображение Русалочки из детского мультика и пара черепов с костями.
   
    Часть 2. Промежуточная.
   
    Прохладой веяло от незнакомых ребятам каналов. Ночь уже давно опустилась на город. Небо было не ясным: ни звезд, ни луны не было видно. Не самая лучшая ночь для нео-романтиков и мечтателей, а немного хмельные Костик, Юля и Валера таковыми являлись.
    - Юль, а ты «липой» расплатилась? – спросил, заводя иссиня черные волосы хвостом, Константин.
    - А, то-ооо, - веселый ответ, веселой девушки.
    - На следующий год я тоже напечатаю бабла, - Валера.
    - Угу, - Костя.
    - А, будет ли этот следующий год? – Юля.
    Они шли и вели этот незамысловатый разговор. Как никак скоро рассвет и там … «выхода нет» и дальше по тексту. Утренние слезы.
    - Канеш, будет, - Валера.
    - Будет-будет, не переживай, - Костя.
    - Да, но он ведь будет другой, - Юлин голос дрожал, не сильно, но дрожал, - разве вы об этом не думали?
    - О чем? Все же вроде ништяк, - Валера попытался взбодрить друзей и взбодриться сам, но реакция ребят была другой. Юля нервно затеребила апельсинового цвета шарфик, а Костя опустил голову.
    - Я думал, - не поднимая головы, выронил Костик.
    - И что же? – Юля приковала свой взор к нему и навострила уши.
    - Ничего интересного, - Костя.
    - Не, все же скажи, - Юля.
    - Да, выкладывай, - поддержал, неистовый напор Юли, Валерий.
    - Ну в общем, если мы сегодня добудем утренние слезы, то мир для нас навсегда изменится, он станет другим, - когда Костя говорил, мимо троицы проскочили две тени – спешащие люди, - может не стоит вся эта затея ни черта, возможно инфа про слезы просто ламерская шутка, - Костя как будто выкорчевывал из себя слова, не верил им. Конечно, неуверенный голос выдал его, и товарищи лишь легко похлопали по плечу в ответ. Если сам в чем-то не уверен на все сто, а то и двести процентов, то лучше не суйся в пекло подлых разговоров и лживых геройствований. Тебе просто не дадут выпятить грудь, но если ты уверен в своих лживых догмах, то катись вперед, дави, продавливай. Пой похабные песенки про мертвых героев, типа: «брат Че вышел в тираж» и «Ледоруб в голове».
    Мимо прошествовала еще одна тень, на секунду остановилась и пошла дальше, куда шла.
    - Ты, не меньше меня знаешь про утренние слезы, старик, нам с Юлькой тоже не легко, но мы должны, - тяжело вздохнув, сказал Валера, - утренние слезы – правда, не шутка и не розыгрыш, они существуют и имеют место быть.
    Костя поднял голову и остановившись посмотрел Валере в глаза, большие, синие глаза. Валера неперестовал смотреть, он не отвернулся, в его огромных, как колодцах, глазах читалась непоколебимая вера в свою лже-догму. Крупные глаза цвета бирюзы, как взгляд глупого щенка, были пропитаны мечтами – Костя отдернул голову. Ему ничего не оставалось, как признать себя побежденным.
    - Давайте купим, че-нибудь в этом киоске, - кивая в сторону занесенного снегом железного ящика, просипела Юля, становилось не на шутку холодно.
    Костя потоптался на месте, Валера засунул руки в карманы своего пальто.
    - Ну, идемте же, парни! – потребовала Юля.
    - Идем-идем, - Валера, - ведь идем же? – скривив бровь и уткнувшись взглядом в топчущегося на месте Костю, спросил Валера. Костя был выше Валеры, но Вэл заметил эту разницу только сейчас.
    Местами покрытый снегом, а местами нет, асфальт лежал у ног ребят, вокруг стояли дома, исполненные в стиле барроко и классицизма, а слева мертвенной мутью тянулся канал. Юля всмотрелась в даль, желая узнать, где кончается канал, но тьма нежно укрыла эту подробность от ее глаз, только мостик венчал безликий канал. Безмолвный мостик – жалкая переправа через жуткий канал. Сравнимое с этим чувством отвращения, Юля испытывала доселе лишь раз в своей распрекрасной жизни – в музее. Тогда … у статуи славному мальчику-божку Эроту, Юля, тогда еще Юленька, испугалась, как до этого никогда не пугалась. Эрот сидел на дельфине, но никакого позитива эта мраморная статуя не несла, все в ней было не так, не правильно и … Начиная с самого Эрота и заканчивая дельфином, о да, именно дельфином. Дельфины – это такие милые твари, живущие в воде, но дышащие легкими, многие из них, как скажем Флиппер всемирно известны и являются хорошими ребятами. Дельфины умеют весело щелкать-стрекотать, играться, рисовать, в общем и целом сплошной позитив да и только. Но мраморный дельфин был не такой … первое, что бросалось в глаза это его зубы – огромные, желтые и по всей видимости очень острые, автор скульптуры, желая устрашить еще больше, выдвинул передние зубы вперед, как у зайца. Нос-клюв дельфина был сморщен, сплюснут, как у рычащей собаки, а уродливой формы голову украшали безумные глаза. Безумное сходство с собакой, страшная форма головы, словно дельфин переболел рахитом и сам изгиб уродливого тельца – все терзало. Притягивало своей уродливостью, люди чаще чувствуют присутствие дисгармонии, нежели ее прекрасной сестрицы. Когда, что-то не так … это чувствуется, замечается, это терзает и притягивает.
    Сидящий верхом на дельфине Эрот был, казалось бы, просто улыбающимся мальчиком с крылышками за спиной, но … как всегда находилось «но». Его глаза горели огнем сумасшествия, безумия, истерии. Этот божок любви, был готов не только выстрелить из лука пару-тройку раз, но и отрезать от вас кусок пожирнее, прожарить его и у вас же на глазах съесть. О-о-о он был готов это сделать.
    Мысль о сладеньком, из киоска, выбила печальные образы из головы. Юля иронично улыбнулась сама себе и зашагала дальше. Сапожки заскользили. Жизнь продолжилась.
    Троица миновала скверик и дошла таки до заснеженного киоска. Юля дала Валере фальшивок, а сама уселась на скамейку. Костя сел на спинку скамьи, слева от Юли. Юля, тяжело дыша, грела руки. Валера, купив шоколадок и сигареты, тоже уселся в компанию друзей.
    За спинами ребят, высокой стеной, стоял обшарпанный дом, по его крыше гуляли … видимо подростки. Со всех сторон их молодые лица обдувал суровый, северный ветер.
    Валера раздал шоколадные плитки, закурил сам и дал прикурить Юле. Костя не курил, а промерзший шоколад по вкусу напоминал шифер.
    - А новичок уже точно не придет? – спросил Валера, выпуская из легких тучку дыма.
    - Ты же знаешь, что нет, - ответил Костя, - на конвенте настольных игр он не появился, а встретиться мы должны были именно там.
    - Угу, - Валера.
    - Точно-точно, - Юля, - а на форуме так хвалился, что напьется с нами на целый год вперед.
    - Но стоит признать, что именно по его ссылке мы нашли сайт про утренние слезы, - сказал Костя и захрустел плиткой шоколада.
    - Тоже, правда, - Юля.
    - Даже немного жаль, что этот ломо не с нами, - Валера.
    - Надо будет в сеть зайти, после утра. Расскажем этому чуваку, что он потерял, - Костя.
    - Обязательно, - Валера затянулся.
    - Очень прикольная идея, мне очень нравится, - губы Юли растянулись в улыбке.
    Ночь кончалась. У всего есть начало и у всего есть конец и ночь кончалась. Утренние слезы были уже близко.
    Троица нео-романтиков так и сидела бы до восхода Солнца, но баба Люба, продавщица киоска то ли от нечего делать, то ли от излишней бдительности распознала в цветных бумажках фальшь и липу.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: