Творчество поклонников

Бизнес по-русски

Добавлен
2004-08-03
Обращений
6732

© Иннокентий Соколов "Бизнес по-русски"

   1. Бизнес.
    Хорушко Денису посвящается...
   
    "Волк сошел с ума, волк жует траву...
    -Да, я жую траву, да, я сошел с ума..."
    (Телевизионная реклама)
   
    "...а вместо зубов у него изо рта торчали щупальца...
    - Денис выдержал эффектную паузу, обвел глазами притихшую
    аудиторию, и тихо произнес- а зубы он отдал теткам, которые
    продавали пироги на вокзале, и потом весь город отравился, и все жители
    превратились в ЗОМБИ..."
    (Страшные истории Х.Д.)
   
    Когда Вовка, он же Вован, уволившись с изоляторного завода по собственному желанию, остался один в двухкомнатной квартире, перед ним встал извечный вопрос "Что делать?". Что делать, когда за плечами нет ни образования, ни опыта, ни богатых родственников. Учится Вовка не хотел, да и способностей к образованию, при всем желании, он у себя не находил. Опыта работы у Вовки не было, за исключением стажа на родном заводе, где он полтора года протирал фарфоровые части изоляторов ветошью, смоченной керосином. С таким опытом Вовку не взяли бы даже охранником на соседний, механический завод, где зарплаты у рабочих были больше раза в четыре, не считая бесплатной столовки и оплачиваемого отпуска. Неделю Вовка лежал на диване, витая в облаках, представляя каким образом обустроить свой быт, чтобы, во-первых, не работать, во вторых, жить долго и счастливо.
    Розовые мечты Вовки бесцеремонно развеяла тетка со стороны матери, приехавшая из села на заработки, и временно поселившаяся у него. "Будем печь пироги" -безапелляционно заявила Петровна, вытирая круглое, потное лицо, любимым Вовкиным полотенцем. Перспектива жить с сестрой матери, не очень-то прельщала Вовку, еле сумевшего уговорить родителей забрать к себе бабушку, освободив жилплощадь для него, но альтернативы не было - предки могли пойти на крайность, и все мечты Вовки о независимости и самостоятельности, накрылись бы медным тазом. С другой стороны идея начать свой бизнес импонировала Вовке. Ему уже давно хотелось иметь собственную машину, как сосед Славка, который каждый вечер, а на выходных - так целыми днями, драил, холил и лелеял свою старую шестерку, пока не разбился в прошлом месяце, по дурости вылетев на большой скорости в меловой карьер.
    То, что осталось от машины - пошло на металлолом, то, что, удалось собрать от Славки- спасатели сложили в небольшой пластиковый пакет. Вовка надолго запомнил легкость простого соснового гроба, который нес вместе с соседями по лестничной площадке.
    Первый вечер, после приезда тетки, Вовка с Петровной провели на кухне, за бутылкой водки, составляя бизнес проект на тетрадном листочке, выписывая в два столбика предполагаемые доходы и расходы. После оживленной дискуссии (Вовка еще дважды выбегал в магазин - сначала за пивом, потом за сигаретами) решили остановиться на пирожках с мясом. Так как наступал сентябрь, начинка из фруктов или овощей, была явно не рентабельной. Утром, проспавшись, кооператорам оставалось лишь уточнить некоторые технические детали. Тетке отводилась второстепенная роль- печь пироги и продавать на базаре. Вовка же, по совместительству руководитель предприятия, осуществлял координационную деятельность в виде транспортных мероприятий (отвозить тетку с пирожками на базар, потом подвозить по мере надобности товар...), а также выполнял функции снабженца. Первую задачу - достать муку, масло и все такое для выпечки, не составило для Вовки особого труда. Все это в избытке нашлось на полках магазина, расположенного радом с пятиэтажкой Вовки. С мясом было немного труднее.
    Потолкавшись без толку возле мясных рядов на базаре, Вовка выяснил, что мясники с неохотой, а точнее совсем не выдают своих поставщиков мяса, предлагая приобретать мясные изделия через них, с накруткой, которая не могла устроить Вовку, поскольку цена, предложенная мясниками, полностью ломала весь бизнес-план, составленный с таким трудом. Несколько часов спустя, Вовка, полностью деморализованный, злой и разочарованный опустил руки и собрался идти домой, раздумывая над тем, где можно по дешевке приобрести немного вишни, или на худой конец капусты. На выходе с рынка невеселые размышления Вована прервал странного вида субъект, который, загадочно подмигнув, поманил Вовку к себе пальцем.
    Горбатый, грязный и вонючий старикан не мог не вызвать недоверия со стороны начинающего бизнесмена. Вовка неприязненно отвел от своего лица скрюченный, с желтым ногтем, палец горбуна.
    "Чего надо, отец?" - придав своему голосу грубоватую твердость, спросил Вовка.
    "Мясо продаю, задешево..." невнятно просипел старикан, и Вовка, вмиг сосредоточившись, наклонился, чтобы услышать деловое предложение горбуна...
    Пирожки пошли на ура! В течение дня Вовка едва успевал подвозить на такси новые лотки с пирогами. Что и говорить, тетка выросшая в селе готовила превосходно. За пирогами выстроилась целая очередь.
    В последующие дни тетка не вылезала с кухни, замешивая тесто, выпекая продукцию. Вовка лежал на диване, читая в газете объявления о продаже подержанных автомобилей. Раз в неделю, по субботам, вечером Вовка приходил по адресу, который дал ему горбун - внутренний двор какого-то мрачного, двухэтажного, кирпичного здания, звонил в звонок, и из-за маленькой, металлической двери выползал горбун с огромным полиэтиленовым мешком мяса, настороженно оглядывался, вручал мешок Вовану, затем послюнив грязные пальцы, принимался считать купюры. Вопрос происхождения мяса, меньше всего занимал мысли Вована. "Свинина"- сказал в первую встречу горбун, и больше к этой теме они не возвращались. Мясо, действительно, было сочным и нежным, - иногда Вовка сам с удовольствием выхватывал у тетки из духовки горячий, румяный пирожок, чем невероятно сердил ее. Впрочем, отношения у Вовки с теткой были самые наилучшие. Успешный бизнес не менее успешно сближал родственников. Уже через месяц Вовка смог, наконец, пробрести старый разбитый "Москвич", на котором теперь самостоятельно подвозил тетке товар. При этом Вовка уже начал подумывать о том, чтобы взять реализатора на рынок, чтобы частично освободить тетку, что позволило бы увеличить количество выпускаемой продукции. Кроме этого Вовка с удовольствием начал замечать перемены, происходившие с ним самим - под влиянием вкусных пирожков он стал поправляться, и вот теперь, когда Вовка, насвистывая, брился по утрам, в зеркале отражался не худой, лопоухий шкет, а весьма солидный, преуспевающий молодой человек.
    На средства, вырученные от торговли, Вовка приоделся, завел серебряную цепочку. Не забыл Вовка и про тетку - купил ей красивый шелковый платок, и дорогое кашемировое пальто на день рождения...
    Прошел год, и в доме, где жил Вовка, произошло странное происшествие, которое на некоторое время внесло смятение в мысли Вовки, и даже повлияло на его сон и аппетит... А случилось вот что - без всяких видимых причин, во всяком случае никто не знал почему, застрелился жилец с пятого этажа - майор милиции Попов Иван - здоровый бугай, вечно пугавший своим видом соседних алкашей и старушек, сидящих на лавочках у подъезда. Майор вел одинокий образ жизни, не пил, не курил, по утрам поднимал гирю на балконе. Предсмертной записки майор не оставил, в отличие от психа, вскрывшего вены почти два года назад, и затопившего водой два нижних этажа.
    Почтить память честного милиционера собрался почти весь дом. Откуда-то с севера приехала сестра покойного - серая, невзрачная женщина. Вован, будучи солидным бизнесменом, вызвался помочь ей уладить некоторые вопросы, связанные с погребением. Весь день они мотались по погребальным конторам, причем обо всем договаривалась и решала все вопросы в основном сестра виновника торжества, Вован солидно восседал в новой красной "Девятке", которою он недавно приобрел, заплатив первый взнос банку, взамен старой колымаги, которая ни коим образом не красила такого молодого, перспективного молодого человека.
    Последним заведением, которое числилось в списке, было двухэтажное кирпичное здание. Подъехав к нему Вовка, почувствовал какое-то наваждение, до этого он сотни раз проезжал мимо этого дома, не обращая на него внимание. Только несколько минут спустя он сообразил, что остановился перед фасадом того самого здания, из которого, через черный вход горбун каждую субботу выносил в пакетах мясо. Когда вернулась сестра милиционера, Вован недоуменно поинтересовался, что за заведение они только что посетили. Сестра Попова скинула черный платок, подняла на Вована усталые глаза и удивленно спросила:
    - Что ж ты милый в городе живешь и не знаешь? Ваня там сейчас лежит - морг это городской...
    Небо рухнуло на Вована, он судорожно выдохнул, рывком открыл дверь машины, перегнулся, чувствуя позывы приближающейся рвоты.....
   
    "...почему?- переспросил Денис - А потому, что тетки тоже были пришельцами...."
    (Страшные истории Х.Д.).
   
    2. Сумерки.
    Евгению Ефимову посвящается…
   
    Острые лезвия ножа измельчали мясо, разрезая мякоть и жилы. Полученная однородная масса, пройдя через отверстия в мясорубке, попадала в небольшую миску, стоящую на столе. Крепкая рука Петровны уверенно крутила ручку – она готовила котлеты. На кухне было парко – Петровна не успевала вытирать пот с широкого крестьянского лица.
    Вован восседал на табурете, с ненавистью глядя на широкую спину тетки. После похорон соседа, его душу заполнили глубокие сумерки. Шок был настолько велик, что Вован сгоряча чуть не стал убежденным вегетарианцем. Первые месяца два, только почувствовав запах жареного мяса, Вован стремглав выбегал из комнаты. Ноги сами привычно несли его измученное тело в туалет, где Вован извергал свою душу в белоснежные чресла унитаза. Много позже, только тогда, когда, первые впечатления стерлись и основательно позабылись, Вован смог осторожно съесть первую котлету…
    Да и с бизнесом поначалу застопорилось. Вован наотрез отказался содействовать в изготовлении пирогов для голодного пролетариата. Несмотря на настойчивые уговоры тетки, которая почувствовала неладное, несмотря на стремительное ухудшение материального благополучия, Вован прекратил всякое участие в бизнесе, официально заявив Петровне о своем выходе из кооператива. Тетка озабоченно разводила руками, охала, хватаясь за сердце, но Вован оставался непреклонным.
    Злобно ворча, тетка сама принялась восстанавливать поруганный бизнес. Где-то смогла найти поставщиков мяса, снова начала замешивать тесто. Вован отстраненно следил за манипуляциями Петровны, постепенно все глубже и глубже погружаясь в нирвану. Поначалу его терзала тусклая идея найти горбуна, устроившего ему такую подлянку, чтобы прибить, или на худой конец натолкать ему в глотку того самого, не кошерного, мяса. Однако сама мысль о том, что придется войти в холодные мрачные стены городского морга, повергала Вована в тихий ужас.

Оценка: 8.67 / 3       Ваша оценка: