Творчество поклонников

Бизнес по-русски

Добавлен
2004-08-03
Обращений
6578

© Иннокентий Соколов "Бизнес по-русски"

    Подумав на досуге, Вован решил все-таки повременить с местью, справедливо полагая, что земля круглая, и они, с горбатым мясоделом, еще встретятся.
    Хуже было с материальным положением. Месяцы бездействия на пироговом рынке привели к полному безденежью. Не говоря уже о неоплаченных взносах, за красную "Девятку" Вована, которая теперь одиноко стояла в гараже. Петровна, приготавливая очередную порцию пирогов, только злобно ругалась, вспоминая Вовану все его прегрешения. Чуткое ухо Вована вылавливало из потока нецензурной брани тетки отдельные слова, вроде «дармоеда» и «лодыря». Однако равнодушные сумерки давили всякое желание ругаться с Петровной. Кроме того, Вован отлично понимал, что жить Петровне негде, а возвращение в родное село ее не прельщало, так, что тетке оставалось только заниматься своим делом, попутно ругая племянника, на чем свет стоит.
    Пребывая в равнодушном оцепенении, Вован потерял всякий интерес к жизни. Целыми днями он валялся на диване, слушая магнитофон, листая журналы. Искать работу он пока не стал, решив раз и навсегда, что доходов, получаемых теткой от продажи пирогов, должно с лихвой хватить на двоих. В конце концов, тетка жила в его квартире, а не наоборот.
    Оставалось только две проблемы. Мясо и сумерки…
    С мясом было попроще. Рвотные позывы постепенно перестали мучить истосковавшийся по белкам и протеинам организм Вована. Оставался только небольшой душевный трепет, возникающий в момент, когда зубы Вована вонзались в горячую мясную котлету. Поразмыслив, Вован пришел к выводу, что где-то годика через полтора, он со смехом будет вспоминать про теткины пироги и горбатого мясника. Теперь то тетка готовила продукцию из нормального мяса, во всяком случае, Вован надеялся на это...
    Совсем плохо было с сумерками – какая-то часть Вована умерла в день похорон соседа. Ее-то место и заняли пресловутые сумерки, которые все время, расширяясь, грозили заполнить собой остальное пространство Вовкиной души. Внешне это проявлялось в том, что когда-то веселый и жизнерадостный Вован, превратился в равнодушное, апатичное существо. Умом Вован понимал, что ни к чему хорошему это не приведет, но ничего поделать не мог. Где-то на периферии сознания маячила мысль о том, что клин клином вышибают, и что, скорее всего, прийти в себя ему поможет встряска, аналогичная предыдущей. Оставалось только затаиться и ждать случая.
    Вот и теперь, сидя на табурете Вован смотрел за окно, наблюдая, как снежинки опускаются на мерзлую землю, чувствуя злость, переполнявшую тетку, которая готовила котлеты, что-то бурча себе под нос.
    Вован перевел взгляд на тетку. Мышцы спины, словно узлы, выпирали из-под халатика, облепившего потное тело Петровны. Бицепсы напряглись – мясо попалось жилистое, и Петровна с трудом крутила мясорубку. Раздался хруст, и ручку мясорубки застопорило.
    Ругаясь, тетка стала разбирать мясорубку. Похоже, в мясе попалась косточка…
    Вовка прикрыл глаза – тетка раскрутила металлический диск, вытащила нож, не забыв вслух посетовать, что в доме нет хозяина, который бы наточил, как следует нож, чтобы пожилая женщина не мучилась, нечеловечески уставая от непосильной работы. Подсознание Вована равнодушно отсекало всякие мысли о домашних хлопотах, тем более о работе на кухне, поэтому он уселся поудобнее, растворяясь в сладостных сумеречных грезах. Тетка крепкими пальцами распутала сухожилия, накрутившиеся на нож мясорубки, достала косточку, застопорившую нож, и, не глядя, бросила ее на тарелку, стоящую на столе. Услышав тихое позвякивание Вован открыл глаза и уставился на стол. В тарелке лежал пожелтевший коренной зуб. Вован никогда не жаловался на зрение, и поэтому смог отчетливо разглядеть дешевую цементную пломбу на одной стороне зуба…
    Вован напрягся, чувствуя, как что-то в нем оборвалось. Сумерки начали заполнять израненную душу несостоявшегося бизнесмена.
    Тетка закончила собирать мясорубку и перевела взгляд на тарелку с лежащим зубом. Вздрогнув, она схватила зуб, и воровато оглянувшись на Вована, выбросила его в мусорное ведро. Вован сделав вид, что ничего не заметил, внутренне усмехнулся. На горизонте снова замаячила тень старого горбуна. Старая карга таки нашла себе нужного поставщика мяса. И это после того как два месяца его выворачивало наизнанку при одном запахе мяса, после того, как еще месяц спустя он смог съесть котлету и тут же побежал в туалет…
    Вован покачал головой – тетка поступила нехорошо вдвойне…
    Получается, Петровна знала, что это было за мясо. Мясо, которое кушали голодные покупатели на рынке. Мясо, которое ел Вован, выхватывая горячие пироги из духовки, и которое она собиралась сейчас превратить в ароматные, вкусные котлеты…
    Покончив с мясом, тетка перекрутила на мясорубке несколько луковиц, пару сухарей для обжарки, и принялась месить фарш, предварительно подсолив и поперчив его.
    - Вовка, а ну подай сковороду – строго скомандовала тетка, и повернулась спиной, чтобы зажечь конфорку.
    Вован достал из кухонного шкафа тяжелую увесистую сковороду, с длинной ручкой. Взвесив ее в руке, и прикинув силу удара, он решил, что эта сковорода, пожалуй, подойдет. Клин клином вышибают. Ухватившись крепко за ручку, Вован осторожно подкрался к тетке и занес для удара руку…
    Бам-с!
    Большая, тяжелая сковорода с силой ударилась о макушку, проламывая череп, разбрызгивая во все стороны мозги и кровь. Вовка медленно облизал губы, наблюдая, как медленно оседает тетка, заваливаясь в сторону печки огромным комком мяса, костей и дерьма…
    И это было правильно!
    Вовка никогда не любил свою тетку. Более того, последние полгода, она отравляла своим никчемным существованием всю Вовкину жизнь. Ну разве так можно поступать с молодым парнем, который в свои-то годы ничего и не видел?
    -Нельзя! - Прошептал Вовка, тупо разглядывая ударную поверхность сковородки, которую все еще сжимал в руках. Похоже, сегодня он остался без котлет.
    Решение выбить дурь из головы тетки было неожиданным для Вовки. Нельзя, конечно, сказать, что он ненавидел тетку. Иногда Петровна была неплохим собеседником, да и с бизнесом поначалу подмогла. Но вот все-таки было в ней что-то не то. Да и с пирогами получилась полная ерунда.
    Так испортить психику единственному племяннику – нехороший поступок, что ни говори. И наказание соответствовало преступлению. Во всяком случае, Вовка нисколько не сожалел, опуская сковородку на голову любимой тетки. Правда, где-то внутри, родилось простое осознание того факта, что, похоже, он все-таки крепко влип.
    Вовка почесал затылок, сумрачно рассматривая кухню. Родители, пусть не часто, но наведывались в гости, попить с Петровной чаю, откушать свежих пирогов с мясом, обсудить планы на жизнь, да и поругать попутно Вована за безделье и отсутствие твердой жизненной позиции. Встреча с ними, пока не входила в творческие планы Вована. Мать терпеть не могла беспорядок, с детства заставляя Вовку следить за чистотой. Так что следовало, как можно скорее, навести порядок в кухне. Вовка кинул сковороду в мойку и сел за стол. Мясорубка немым укором лежала на столе, ощерясь разобранным нутром. Вовка перевел взгляд на блюдце, где лежал злополучный зуб. Вовка нехотя подошел к мойке и принялся созерцать содержимое мусорного ведра. Странно – он мог поклясться, что видел, как тетка из мясорубки вытащила коренную шестерку. Теперь же на горке картофельных очисток одиноко белел какой-то хрящик, даже отдаленно не похожий на человеческий зуб.
    - Н-да! Нехорошо с теткой-то вышло – вслух подумал Вован, сумрачно ковыряя пальцем фарш. Вызывать скорую помощь было, наверно, все же глупо и нелепо. Можно, конечно, гибель тетки попробовать списать на несчастный случай, но Вован, нутром чувствовал, такая трактовка событий, будет выглядеть, несколько притянуто.
    Вот попал, так попал. Ну, ничего, разберемся…
    Вовка сел за стол, и подпер локтями голову. Одно радовало, несомненно. Тяжелая плоскость сковороды вместе с теткиными мозгами, вышибла из несчастного сознания Вована все тревоги и волнения. Это не могло не радовать. Злополучные сумерки рассеялись, и Вован снова был готов погрузиться в бесконечные прелести суеты, под названием жизнь. Оставалось только решить одну проблему, весом в сто десять килограмм белков, жиров и углеводов.
    Вован задумчиво посмотрел на останки того, что некогда крутило ручку мясорубки, пытаясь накормить мясом, его измученную вегетарианским постом душу. Неясные импульсы бродили в голове, пытаясь оформиться в одну нужную и дельную мысль. Сто десять килограмм плоти. Ни девяносто, ни сто – сто десять.
    Вовка ударил по столу. Металлические части мясорубки, в беспорядке валяющиеся на столешнице, вздрогнули и отозвались тихим металлическим звоном.
    - Черт тебя дери! Ну, думай, голова – думай.
    Вован вздрогнул, представив, как вечером заявятся предки, и начнут ломиться в кухню, а там…
    (- Вова, а что это на кухне? - Где, мама?)
    Для них это будет шок!
    (- Вовка, что ты сделал с тетей? – Ма, ну я-то тут причем? Она сама…)
    Каждая минута промедления была подобна смерти. Вован осторожно вышел из кухни и проверил замок на входной двери, накинув на всякий пожарный цепочку.
    Телефон разорвал тишину несмолкаемой трелью. Вован вздрогнул и судорожно схватил трубку.
    - Алло ма! Привет! Тетя? Не, ее дома нет, сказала, погулять пошла. Когда? Да только что. Ага, целую…
    Аккуратно положив трубку телефона, Вован криво ухмыльнулся. Все будет хорошо. Все должно быть хорошо. У него получится. В конце концов, он молодой, успешный бизнесмен.
    Вернувшись на кухню, Вован, прежде всего, освободил стол. Для начала он собрал все части мясорубки, и тщательно промыл каждую. Тарелку с фаршем убрал в холодильник. Злополучная косточка отправилась в мусорное ведро. Из шкафа с посудой Вован достал огромный, остро заточенный тесак…
    Утро застало его за работой. Вовка сосредоточенно сопел, нарезая мясо кусками. В принципе, что бы ни случилось, жизнь продолжалась. Со смертью тетки, насущные проблемы остались все такими же насущными. Ненавистный быт, который маячил где-то вдалеке, вплотную приблизился к молодому, расторопному балбесу.
    Однако на этот раз все будет по-другому. Пора начинать жить взрослой самостоятельной жизнью. Он справится.
    Вовка вытер пот со лба – в конце концов, все решает опыт и уверенность в себе. Уроки тетки не прошли даром, и сейчас Вовка с закрытыми глазами мог приготовить любое блюдо. Теперь он мог с уверенностью сказать, что нужно добавить в тесто, чтобы он было пышнее, и сколько лука нужно добавлять в мясной фарш, чтобы испечь такие вкусные, такие сочные пироги…
    Самое главное, не забыть про специи. Ведь все зависит от начинки. Уж кому, как не Вовке знать об этом. Тетка могла быть спокойной, дело перешло в надежные руки.

Оценка: 8.67 / 3       Ваша оценка: