Творчество поклонников

Страшные рассказы ХД

Добавлен
2005-01-11
Обращений
13454

© Иннокентий Соколов "Страшные рассказы ХД"

   Хорушко Денису посвящается…
   
    Гнавшееся за Денни существо пронзительно
    кричало, выло и ругалось.
    Сон и явь соединились без единого шва…
    С. Кинг «Сияющий»
   
    …женщина в ванне была мертва уже не первый день. Она вся покрылась пятнами, полиловела, раздутый газами живот выпирал из холодной, окаймленной льдинками воды, как остров плоти. Блестящие, большие, похожие на теннисные шарики глаза, вперились в…
    Услышав подозрительный шум, я нахмурился и отложил книгу. Ночник в комнате освещал лишь небольшое пространство над кроватью, выхватывая угол стола, на котором в беспорядке были свалены фломастеры, карандаши, куски белого ватмана. Вся остальная часть комнаты была залита непроницаемым мраком, в котором чувствовалось какое-то шевеление. Так и есть, все мечты дочитать книгу накрылись…
    - Ну чего ты тянешь? – заныли из темноты – Туши свет!
    Вздохнув, я выключил свет, комната погрузилась в абсолютную тьму.
    - Не, так не пойдет... – Вовка перелез через кровать Дениса и слегка приоткрыл штору. Свет, проходя через колышущуюся на ветру занавеску, заполнил комнату лунной пылью, посеребрив детские силуэты, превратив их в статуи – словно огромный слиток олова растопили в адском пламени, и отлили четыре равнодушных истукана.
    Вовка удовлетворенно хмыкнул, и полез обратно, не обращая внимания на недовольное кряхтение хозяина ложа. Я обвел глазами соседей по комнате - пора было начинать. Часы на тумбочке Славки, неохотно пробили полночь. Славка заерзал на кровати – ему не терпелось попотчевать товарищей очередной страшилкой.
    - Ну давай, рассказывай, не томи - Денис присел на кровати, облокотившись спиной о подоконник и укутавшись в одеяло. Вовка последовал его примеру. Я решил не вставать, чувствуя, как зверски болят ноги, после дневного похода на гору, к монастырю.
    - Ну короче, так - Славка почесал согнутым пальцем затылок - в пионерском лагере постелили линолеум, в одном из корпусов. В черную и красную клетку. Линолеум хороший, импортный. Вот только, почему-то дети, которые наступали на красные клетки, стали болеть. Дети пожаловались вожатому, а тот только засмеялся и ничего не ответил. Им ничего не оставалось, как ходить по черным клеткам, а клетки-то здоровые, метр на метр – неудобно страшно. Ну, тогда, решили они, короче, пойти к директору, чтобы он приказал содрать линолеум. А директор им и говорит – вы что, мол, идиоты? Этот линолеум таких денег стоит, что нам на новый и за год не собрать…
    - Бред! – подвел итог Денис – И, конечно же, когда все дети заболели и умерли, линолеум отодрали от пола, и там где были красные клетки, обнаружили кровь.
    - Да – уныло ответил Славка (перещеголять Дениса по знанию страшных историй пока не удавалось никому).
    - Манда – в рифму сострил Денис - ладно, кто следующий?
    Вовка (белобрысый шкет, с торчащими ушами – они со Славкой были из одного города, даже жили вроде бы в одном доме) неуверенно обвел глазами комнату.
    - Э…, про синий фонарь знаете?
    - Знаем - буднично произнес Денис, укутываясь потеплее.
    - А про знамя в лагере? – ответом было презрительное молчание членов клуба любителей страшных историй.
    Сжалившись над Вовкой, я слегка вылез из-под одеяла:
    - Про зубы слышали?
    Денис озадаченно нахмурил брови, лихорадочно вспоминая все известные ему истории, так или иначе связанные с прелестями стоматологии. Подумав немного, он благосклонно кивнул головой – давай, мол. Я посмотрел на слушателей и начал рассказ:
    - Яркий свет лампы ослеплял, доводил до изнеможения, многократно отражаясь на стенах, покрытых грязно-желтоватым кафелем. На столе, покрытом старой, потрескавшейся клеенкой в овальной, эмалированной ванночке лежали блестящие, страшные медицинские инструменты, одним своим видом нагоняющие ужас. Лицо врача было полностью закрыто марлевой повязкой, открытыми оставались лишь глаза, которые без всякого выражения, рассматривали инструменты, примеряясь, выбирая наиболее страшные, наиболее блестящие. На запятнанной кровью алюминиевой мисочке лежали клочки ваты, сгустки чего-то темно-бурого, осколки темно-серой костной массы…
    Врач раздумывая, провел рукой над ванночкой, затем, словно решившись, взял в руки шприц. На этот раз удача повернулась ко мне лицом. Наркоз-вещь сама по себе неприятная, но необходимая, правда все зависит только от толщины иглы. К сожалению, самые тонкие иглы как всегда ушли на второй этаж - в частные кабинеты. Боль была адская, пульсирующая, пронизывающая до самых косточек. Врач покачал иглой, серые глаза проницательно наблюдали за реакцией, его палец уверенно нажал на поршень, выдавливая новокаин.
    Отложив шприц, врач сразу же, не дав подействовать наркозу, выбрал самые большие в наборе щипцы. Местами никель облез, обнажая ржавую поверхность металла. Зрачки врача расширились в предвкушении процесса, сильная рука поднесла щипцы к очагу боли, пронизывающему все тело. На этот раз ему не повезло - щипцы не соскочили, врач разочарованно посмотрел на щипцы, не ожидая такого коварства, и принялся рывками, то отпуская, то дергая, что есть силы тащить на себя, пока не началось действие обезболивающего. С хрустом кость подалась, рука врача поднялась вверх, затем влево и вниз - к мисочке. С неохотой врач разжал щипцы, и в миску упал целый и невредимый зуб. Губы врача зашевелились под маской, скрывающей их.
    - Не тот зуб…- скорее почувствовал, чем услышал я. Глаза врача с пониманием посмотрели в мисочку, и рука со щипцами снова протянулась ко мне…..
    (По мере моего рассказа, лицо Дениса приобретало все более недоверчивое выражение…)
    Я закончил рассказывать - возникла неловкая пауза.
    - Однако - с сомнением протянул Денис – «губы врача зашевелились под маской, скрывающей их» - с издевкой процитировал он - При таком раскладе это не губы были вовсе. А вы думаете он повязку надел для гигиены? И не губы шевелились, а окровавленные обрубки плоти, а вместо зубов у него изо рта торчали щупальца.
    Денис выдержал эффектную паузу, обвел глазами притихшую аудиторию, и тихо произнес - а зубы он отдал теткам, которые продавали пироги на вокзале, и потом весь город отравился, и все жители превратились в зомби.
    - А почему именно теткам? – растерявшись, спросил я.
    - Почему? - переспросил Денис - а потому, что тетки тоже были пришельцами. Как и врач. Короче, - очередной бред! Пойду, побоюсь – Денис приподнялся с кровати и демонстративно зевнул.
    - А по мне, так нормально – заступился Славка, забывший про недавний позор.
    - Я кстати историю вспомнил – про черное ведро и нового жильца – вставил, молчащий вот уже минут пять, Вовка.
    Денис равнодушно махнул рукой (наверняка жеваное - пережеванное старье, вроде черного пианино или бабушкиных зеркал)
    - Давай, рожай уже про свое ведро…
    - В общем, жила семья в трехкомнатной квартире. Жили бедно, и поэтому решили сдавать комнату жильцам. Развесили объявления и стали ждать. И вот через три дня в двери позвонили. Пришел мужик по объявлению, мол, говорит, хочу у вас квартиру снять, а из вещей у него, только черное пластмассовое ведро. Ну, пустили его жить. День живет, два, три… А в семье было четыре человека – отец, мать, и сын с дочкой. И они заметили, что жилец почти целый день дома сидел – из квартиры не ногой, только вечером, куда то уходил. И вот сидит он дома, а через дверь, слышно, как что-то у него там капает. Целый день капает. А потом, через неделю, пропала мама. Родители искали, в милицию обращались, так и не нашли. Потом сын пропал… А еще через неделю – отец.
    И вот осталась девочка одна. Ходит по комнате и слышит, что у жильца капает. А его самого, в этот раз не было – ушел в милицию, показания давать, как свидетель. Вот девочке стало интересно, что там у него. Она тихонько дверь открыла, слышит, что капает в шкафу. Открывает дверь, а там, на полке голова отца. А с нее кровь капает прямо в черное, пластмассовое ведро. А ведро почти уже полное. Девочка испугалась, хотела убежать, а сзади вдруг кто-то ей руку на плечо положил – это жилец вернулся, и говорит – если бы ты в комнату не заходила, я б сегодня просто ушел бы и все, а ты все испортила, так что извини – и задушил девочку. А потом отрезал ей голову, потому что в старой голове, уже кровь заканчивалась…
    Наступила гнетущая тишина.
    - Ну не знаю, - неуверенно произнес Славка, - вроде бы ничего.
    - Что ничего? – взорвался Денис – Одни вопросы! Почему кровь капала с головы? Насколько я знаю, через некоторое время она сворачивается, да и сколько там ее в голове - на весь день не хватит! И вообще, куда же он тогда туловища девал, ел что ли? И почему милиция не заглянула к нему в комнату? И как девочка осталась одна в квартире, почему ее никто не забрал, ну там к бабушке или в детдом, на худой конец? Почему жилец собирался уйти, не задушив девочку? И на кой хрен ему вообще эта кровь в ведре? Колбасу делать, кровяную?
    Разбитый в пух и прах Вовка, обиженно засопел.
    - Ну ладно, издеваться – сам то, что расскажешь? – возмутилась общественность в лице Славки.
    Наступил момент, который все ждали с нетерпением. Денис (по совместительству председатель клуба полуночников - любителей страшных историй) старательно прочистил горло, чтобы подготовиться к выступлению, и торжественно произнес:
    - История называется «Бал Доктора Бо»…
    Рассказывая, Денис увлекся, и полностью овладел вниманием слушателей. Вовка, открыл рот, и не спускал округлившихся глаз с рассказчика. Славка испуганно замер, прислушиваясь к интонациям в голосе Дениса. Что и говорить – рассказчиком Денис был отменным – его речь текла плавно и неторопливо, он плел паутину рассказа, словно паук, поджидающий мгновение, когда пойманная жертва будет схвачена, приготовлена, и съедена. Я внимательно смотрел на Дениса, отмечая, что сюжетная линия захватила его – словно он сам имел какое-то отношение к этой истории. Кошмары и ужасная реальность соединились воедино в его рассказе. Он вырвал слушателей из пространства и перенес в свой придуманный мир. Мир, где царит абсолютное зло, равнодушно уничтожающее все сущее, высасывающее жизненные соки, плотоядно хихикающее своим утробным голосом. Мир – один из многих, для которых нет спасения. Мир в котором живет холодное божество, по имени Бо. Мир полуночи…
   
    …так уж повелось, что, засыпая, каждый ребенок просит рассказать, какую нибудь историю, чтобы провалиться во временную трясину небытия вместе со сказочными героями детских произведений. Вздохнув, мама открыла красивую, большую книгу с яркими, цветными картинками.
    - Добрый доктор Айболит – он под деревом сидит… - устало забормотала она, мечтая о том, что ребенок, наконец, заснет, и можно будет спуститься вниз, выпить на ночь таблетку снотворного. В мойке ожидала гора грязной посуды, в ванной полная корзина белья, а в спальне мягкая, уютная кровать.

Оценка: 8.00 / 4       Ваша оценка: