Творчество поклонников

Полный расчет

Добавлен
2005-01-11
Обращений
5932

© Иннокентий Соколов "Полный расчет"

   - А где Вы находите сюжеты для своих произведений? – рыжеволосая, которую он заприметил с самого начала, вскинула руку, задавая вопрос, без которого не обходилась ни одна пресс-конференция.
    - Я не знаю – почему-то виновато ответил известный писатель Степан Королев, перебирая ворох листочков с вопросами, лежащими на столе.
    Сколько же раз он повторял эти слова? Сколько раз, проводя очередную встречу с читателями, он внутренне напрягался в ожидании проклятого вопроса. Сколько раз он лгал всем этим глазам, жадно смотрящими на него с единой целью – вырвать, выпытать у него самую главную тайну. Тайну, которую он хранил так глубоко, что почти сроднился с ней. Тайну, которая стала частью его самого.
    Ночи без сна, проведенные перед компьютером. Дикая головная боль, которую он безуспешно глушил аспирином. И, наконец, сладостные мгновения перехода в вечность, когда перед воспаленным сознанием раскрывались потоки миров, из которых он выдергивал самые ужасные, самые отвратительные. Миры, в которых самые жестокие фантазии становились реальностью, миры которые рождало его больное воображение. Миры безумной полночи, созданные им.
    Головная боль, кисловатый запах пота, пропитавшего простыни, тугие комки рвоты – вот настоящая расплата за все идеи, которые потом превращались в бестселлеры...
    - Почему Вы пишете только мистические триллеры? Почему Вы работает именно в этом жанре? – не унималась рыжая, что-то деловито черкая в своем блокнотике.
    - Может быть потому, что писать триллеры у меня получается весьма неплохо? – игриво поинтересовался Степан, вызвав одобрительный смех у присутствующих журналистов.
    Рыжая продолжала увлеченно строчить, не обращая внимания на реакцию зала. Писатель пристально посмотрел на журналистку, чувствуя навязчивое желание схватить ее за рыжие патлы и хорошенько встряхнуть…
    (Стоп! Так не пойдет… Расслабься… )
    Степан сжал кулаки и медленно выдохнул, выпуская раздражение…
    Обычная девчушка в джинсовом костюме. Симпатичная, с остреньким носиком, беспокойными глазками. К тому же кого-то она напоминает, хотя Королев мог бы поклясться, что видит ее в первый раз.
    Пора закругляться. Все вопросы были заданы, на многие писатель дал ироничные исчерпывающие ответы. Пока все шло, как положено. Пока…
    - Не секрет, что участь большинства героев Ваших произведений, как правило, не завидна. Почему Вы так жестоки с ними? Знаете ли Вы точное число персонажей, которых, пусть и не на самом деле, сжарили живьем, выбросили из окна, разбили насмерть, расчленили, и тем или иным образом загубили? – в глазах рыжей вспыхнули и погасли бесовские огоньки.
    Он вздрогнул. Вопрос застал его врасплох. Тело пронзила мгновенная слабость. Аудитория притихла в ожидании ответа. Королев приподнялся, чувствуя, как силы покидают его…
    - Я не… - прохрипел он, судорожно сжимая бумажный листок, который до этого вертел в руках.
    По раду зрителей пронесся неясный шум. Писатель схватил непослушными руками стакан с минеральной водой, стоящий на столе и сделал глоток.
    (Ах ты сука...)
    - Я не думаю, что такая статистика существует – выдавил он и выставил вперед руки, показывая, что пресс-конференция завершена и ответов больше не будет.
    Раздался неодобрительный гул разочарованных гостей, но Степан уже начал собирать документы со стола.
    Пока приглашенные гости расходились, возбужденно обсуждая подробности встречи, пока телевизионщики собирали камеры, сматывали провода, он сидел на месте, машинально перебирая листочки с вопросами на которые так и не дал ответы.
    (Скольких Вы загубили? С-с-сука!)
    Рука Степана нащупала какое-то уплотнение - бумажный шарик, который он скрутил, размышляя над словами рыжей стервы с блокнотом.
    Писатель развернул листок. Надпись была простой и лаконичной – «Ты ответишь за все…». Степан вздрогнул и уронил бумажку. Этого еще не хватало. Мало того, что рыжая тварь морочила голову, так теперь еще объявился неизвестный псих.
    В принципе Степан был готов, что рано или поздно, чей-то больной ум заинтересуется им, но такая перспектива заставляла чувствовать себя неуютно. Возможно, сейчас какой-нибудь извращенец гладил мерзкими руками его фото, вырезанное маникюрными ножницами из передовицы. От подобной мысли Королева передернуло.
    Пора было уезжать. Степан сложил все свои документы в небольшой кейс, и вышел из зала…
    Бумер завелся как всегда с первой попытки. Степан забросил кейс на заднее сиденье, включил печку и уселся поудобнее, ожидая, когда прогреется двигатель.
    Не глядя, Королев ткнул пальцем панель магнитофона. Салон заполнила музыка.
    (Полный провал… Где же я встречался с этой стервой?)
    Писатель не мог с полной уверенностью сказать, что встречал рыжую раньше, но было в ней что-то до боли знакомое, словно здание городской библиотеки мимо которого проезжаешь каждый день, совершенно не обращая внимания, отсекая все детали въевшегося в подсознание пейзажа.
    Степан выжал газ и машина, взвизгнув покрышками, рванула с места…
    Королев мчался по трассе, слившись с машиной, не обращая внимания ни на мелькание покрытых снегом сосен, ни на гудящие вслед иномарки. Зима потихоньку сдавала позиции, дорога покрылась слегка подтаявшей наледью. Грязь брызгами летела из-под колес. Следовало быть немного осторожнее. Степан попытался полностью сосредоточится на дороге, но проклятые слова словно отпечатались в сознании, будто выжженные раскаленным железом.
    (Ты ответишь за все… Ты ответишь…)
    Дорога пошла на уклон. Впереди был крутой поворот, и Степан покрепче сжал руль. Музыка затихла, и в динамиках зазвучал уверенный голос ведущей:
    - Добрый день. Мы начинаем нашу программу для всех кто в дороге. С Вами «Наше Радио», и я, ведущая передачи Марго…
    (Рита, Рита, Маргарита…)
    Стоп! Королев сжал руль с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Ну конечно же! Марго – вот, кого напоминала рыжая сука…
    Степан напрягся, пытаясь вспомнить. Совершенно верно – назойливая журналистка была словно списана с героини одного из первых его рассказов. По сюжету рыжеволосая ведьма по имени Марго, была сожжена заживо в огромной печи. Он смутно припомнил, что в рассказе описал альтернативный мир, в котором высокие технологии тесно сплелись с мрачными порядками средневековья. И вот теперь сожженная ведьма вернулась чтобы…
    (Угомонись… Это просто совпадение… Выдуманные персонажи не оживают, не считая конечно ночных кошмаров, в которых выдумка становилась явью…)
    Просто совпадение. Не больше. Мало ли рыжеволосых девиц… Возможно он просто случайно уловил некоторое сходство с героиней рассказа, а подсознание услужливо дорисовало все остальное.
    (Ты ответишь…)
    Королев расслабился, и слегка откинул голову. Не хватало еще впадать в панику из-за разных досадных совпадений.
    - Ну а мы продолжаем нашу программу, и у нас есть первый звонок… Алло…
    - Алле, здрасьте – протянул, чей то неприятный, бесплотный голос.
    - Добрый день, кого будем поздравлять? – голос ведущей напомнил Королеву идиотские вопросы рыжей журналистки.
    - Я хочу передать привет одному своему другу Степану, который сейчас в дороге.
    Королев рванулся. Движение рук передалось рулю. Колеса взвизгнули, и машину вынесло на встречную полосу.
    - Он меня не знает, но думаю, мы скоро с ним увидимся. Очень скоро… Мне кажется, для него это будет сюрприз. Надеюсь, что он как можно быстрее доберется домой…
    - Хорошо, я тоже надеюсь, на это. Что будем слушать?
    - Я хочу, чтобы для моего друга Степана, прозвучала композиция группы «Гроб на колесах».
    Степан вздрогнул. Так назывался самый первый рассказ, который он написал много лет назад. Детская страшилка, где убийца сообщает жертве, что ищет ее, с каждым звонком предупреждая, что подбирается все ближе и ближе. Пустой каркас, который он обтянул смрадной разлагающейся плотью кошмара.
    Герой рассказа однажды утром просыпается, разбуженный несмолкаемой трелью телефона. Голос в трубке сообщает, что нашел город, в котором живет герой…
    До сих пор Королев помнил фразу, которая повергала главного героя в бездну ужаса, в судорожное ожидание следующего, возможно последнего, звонка.
    (Я знаю, где твой город. Я нашел его…)
    Сейчас Степан уже не помнил, что испытывал, когда писал рассказ. Осталось ощущение радостного возбуждения, от идеи, которую он сумел ухватить, запечатлеть на бумаге, нетерпение и юношеский восторг автора, написавшего первый по настоящему интересный рассказ.
    Затем были десятки других, не менее страшных рассказов, наполненных страхом, ужасом и болью...
    (Скольких Вы загубили…)
    Многие из них Степан помнил до сих пор, сюжет некоторых основательно позабылся – иногда, если Королев писал продолжение, приходилось даже заново перечитывать свои старые вещи. Тем не менее первый свой рассказ он не забыл.
    - Итак, группа «Гроб на колесах» - удачный выбор. Какую песню мы поставим для нашего Степана? – лукаво поинтересовалась ведущая.
    - На Ваш выбор – гудки отбоя…
    - Ну что же, Степан, я хочу присоединиться к пожеланиям нашего гостя, который пожелал остаться неизвестным. А для Вас сейчас звучит песня «Полный расчет».
    Динамики разорвал бешеный драйв. Степан криво ухмыльнулся и выжал газ убирая машину со встречной полосы …
    (Я в городе... Я ищу улицу, на которой ты живешь…)
    Бумер занесло, и Королев вывернул руль пытаясь выровнять машину. Чертов гололед! Где-то впереди он краем глаза заметил приближающиеся огоньки противотуманных фар.
    (Я нашел твой дом…)
    Писатель закрыл глаза. Музыка в динамиках взорвалась последним вступительным аккордом, и голос солиста пропел первые слова песни:
    - Ты ответишь за все…
    Удар смял машину, заковав в металлические латы исковерканное изломанное тело. Темнота раскрылась и заполнила все зловещей тишиной. И в наступившем неземном спокойствии раздался тихий звон…
    (…перетасовка…)
    …упавшего в вазу прозрачного шарика из горного хрусталя. Толстая восковая свеча освещала тяжелую дубовую столешницу. Магистр, облаченный в черный балахон, восседал за огромным старинным столом, искусно покрытым резьбой. На столе стояла серебряная ваза, полная разноцветных шариков. Несколько шариков лежали перед Магистром. За спиной магистра Степан увидел весы. На чашах лежали тысячи все тех же шариков, похожих на только что брошенный в вазу.
    - Идеальное равновесие – прошептал Магистр, заметив его взгляд.
    Королев обвел взглядом комнату. Старинная мебель, огромный слой пыли вокруг. Тьма скрывала истинные размеры комнаты, слабый огонек свечи не мог развеять ее.
    - Кто вы? – выдохнул Степан с трудом.
    Магистр не ответил. Он взял со стола шарик и принялся пристально его изучать.
    - Где я? – дурацкий вопрос, но лучшего Королев так и не смог придумать…
    Магистр равнодушно бросил шарик в вазу и потянулся за следующим.
    - Разве это так важно? Особенно теперь?
    Шарик отправился вслед за своим собратом.
    - Что со мной произошло?
    Руки Магистра, словно сухие веточки, сплелись в замок.
    - Главное не то, что произошло, а то, что должно произойти – усмехнулся старик – создавая мир, ты принимаешь на себя всю ответственность за него, не так ли?
    - Я ничего не сделал – испуганно прошептал Степан, чувствую непонятную слабость. Он стоял перед столом, словно робкий студент перед экзаменационной комиссией.
    - Поступки не имеют значения – они не бывают хорошими или плохими. Добро не бывает абсолютным, так же как и зло. Плохой поступок может быть одновременно хорошим с другой стороны.
    - А что же тогда имеет значение? – Степан почувствовал, что начинает сходить с ума. Какого хрена он торчит тут, ведя шизоидные беседы с придурковатым стариканом…
    - Важны не поступки – важны намерения. Добрые намерения одинаково рождают как плохие, так и хорошие поступки, равно как и злые намерения.
    - Послушайте… – процедил Степан, начиная откровенно раздражаться.
    Магистр взял со стола шарик цвет, которого был чернее ночи, чернее тьмы, в которой терялось окружающее пространство.
    - Равновесие. Я слежу, чтобы оно было идеальным.
    Весы за спиной магистра скрипнули и пришли в движение. Левая чаша заметно опустилась вниз. Магистр оглянулся, сжимая шарик в руках.
    - Когда ты писал свои рассказы, задумывался ли ты над тем, что фантазия может обрести плоть и стать реальностью? Возможно, с каждым рассказом ты создавал новый мир, наполненный болью и страхом. Думал ли ты об этом?
    - Нет… - ошарашено ответил Королев. Предательская слабость пронзила его.
    - Ложь – Магистр укоризненно покачал головой, и Степан, словно наяву вновь окунулся в свои ночные страхи, заново переживая те безумные мгновения, когда его разум погружался в кипящую пучину адского пламени. – А теперь представь, что где-то далеко, не здесь, и не сейчас, другой такой же писатель придумал мир, в котором ты будешь мухой, а не пауком? Мир, в котором тебе придется самому пережить все те кошмары, на которых ты обрекал героев своих произведений?
    - Нет… - повторил Степан, чувствуя, что теряет рассудок…
    - Равновесие должно быть идеальным…
    Степан схватился за сердце, которое превратилось в источник невыносимой боли. Словно маленькая бомба взорвалась у него в груди.
    Магистр повернулся и бросил шарик на чашу весов, возвращая их в исходное положение…
    Степан захрипел, грудную клетку, словно сжали раскаленные обручи. Он широко раскрыл глаза и…
    (…перетасовка…)
    …вскочил с кровати, услышав громкую трель телефона.
    (Какого хрена! Ну кто бы это мог быть – в такую рань…)
    Степан неохотно выбрался из комка простыней, которыми обмотался во сне, словно мумия, и добрался до телефона.
    - Алло. Аллоооо!
    Шум помех и гудки. Королев мысленно простонал. Ранний звонок вытащил его с кровати, хотя с другой стороны, возможно, оно и к лучшему.
    Степан прошлепал на кухню и поставил чайник. Голова болела немилосердно, во рту словно промаршировал целый кавалерийский полк. Королев сел на табуретку и обхватил голову руками. Всю ночь ему снилась всякая дрянь, и теперь он чувствовал себя разбитым и больным. Да, пора завязывать с такими пьянками…
    Вчера, по случаю выхода очередного романа, он и его агент Сергей, крепко отметили это выдающееся событие. Сначала пили шампанское в издательстве. Затем была небольшая пресс-конференция с последующим фуршетом. Потом Серега затащил его в бар, где они безбожно смешали водку с пивом. Чуть позже подсели две какие-то лярвы, похоже, старые подруги Сергея. Потом… Черт, что же было потом?
    Смутно припоминалась чья-то квартира, бутылка коньяка и поцелуи на кухне…
    Н-да, что ни говори, а труд писателя тяжел и неблагодарен…
    Похмелье камнем повисло на душе Степана, а тут еще и ночью снилась разная дрянь. Странные вопросы на пресс-конференции, авария, душеспасительные беседы с каким-то выжившим из ума стариканом – муть, короче.
    Да, кстати! Не забыть бы, что у него сегодня встреча с читателями. Серега вчера предупреждал, что к двум нужно быть как иголочка с елочки. Королев налил в чашку кипятка и бросил пакетик чая. Опять придется полдня слушать дебильные вопросы, и буровить всякий бред для любимых поклонников…
    Степан тяжко вздохнул и сделал глоток. Телефонная трель заставила его вздрогнуть от неожиданности. Твою мать – обжегся!
    Отставив чашку, Степан добрался до аппарата с твердым желанием разбить его об стенку.
    - Алло. Алло! Да говорите же…
    Голос в трубке показался Степану пустым и бесплотным.
    - Я знаю, где твой город. Я нашел его…
    Трубка телефона выпала из руки побледневшего писателя, и повисла, болтаясь, словно сопля. Окаменевший Степан услышал короткие гудки отбоя.
    На кухне щелкнул таймер радиоприемника:
    - … и это сообщение завершает утренний блок новостей. А теперь о новостях в мире музыки. Марго вам слово…
    - Доброе утро. Вот уже третий день группа «Гроб на колесах» занимает первое место во всех хит-парадах. Что это? Сенсация или закономерность? Итак, по многочисленным заявкам для всех наших радиослушателей звучит песня «Полный расчет». Ну что же, слушаем…
   
    Ты ответишь за все - за боль и измену
    За безумие страхов будет выставлен счет
    Ты заплатишь за все настоящую цену
    Знай, что скоро наступит полный расчет.
   
    Зуб за зуб, смерть за смерть – ты в ответе за все
    И за каждую жизнь ты ответишь сполна
    Все, что было всерьез, все, что было шутя –
    Чья то жизнь, чья то смерть – лишь игра для тебя
   
    Ты ответишь за все - за ночные кошмары
    За разбитые жизни будет выставлен счет
    Ты заплатишь за все настоящую цену
    Очень скоро наступит полный расчет
   
    Ты ответишь за все…

Оценка: 5.50 / 2