Творчество поклонников

Колодец

Добавлен
2005-03-01
Обращений
6943

© Иннокентий Соколов "Колодец"

    Не хватает только пустяка.
    - Сережа, сходи за хлебом.
    - Надь, а может быть без него? Так неохота на мороз…
    Наденька комично морщит носик. Ей так идет белый передник.
    - Сереж, ну тебе же только спуститься вниз. Магазин рядом совсем. Заодно и пива себе на утро купишь…
    Спустившись по лестнице (лифт не работал уже второй год), Сергей толкнул дверь, выходя из подъезда. Холодный ветер иглами впился в лицо. Сергей втянул голову в плечи и поплелся в магазин.
    Прохожих на улице не было. Страна встречала Новый Год. Жители города, в большинстве своем, сидели сейчас перед телевизорами, в ожидании, когда же президент, с бокалом в руке, обратится к нации с традиционным поздравлением.
    Можно было пойти по дороге, но Сергею не терпелось быстрее вернуться в тепло и уют квартиры, подаренной родителями на свадьбу, поэтому он решил сократить путь, и решительно направился через будущую детскую площадку, которая пока что, третий год, представляла собой обычный пустырь.
    Мороз усилился. Ветер норовил забраться под пальто. Сергей упрямо шел вперед, думая о Надюше и красавице елке, которую они весело наряжали целый час, перекидываясь шутками. Снега почти не было. Всю неделю до Нового Года температура не опускалась ниже нуля, и только вчера, ударили холода, превратив дороги в идеальную гладкую поверхность.
    Вот, наконец, вдалеке показался магазин. Сергей прибавил шаг. Еще минут пять ходу, и он на месте. Топая по замерзшей земле, он в последнюю минуту попытался сохранить равновесие, попав правой ногой предательскую пустоту. Неуклюже размахивая руками, словно ветряк, он рухнул в колодец, с которого кто-то снял большой, чугунный люк.
    Колодец! Твою мать, ну, конечно же, это колодец. Гребаная дырка в земле, в которой сейчас находишься ты, словно червячок в своей норке.
    Сергей осторожно вздохнул. Теперь самое главное выбраться отсюда. Не хватало еще замерзнуть стоя, как оловянный солдатик, в этом, чертовом, колодце. Слава богу, остался жив, могло быть и хуже. Сломанные ребра – ерунда, куда больше его тревожила левая нога, которая с каждой минутой все больше немела, наливаясь тупой, свинцовой тяжестью. Черт, еще подбородок. Хорошо, шею не сломал, или спину.
    Ну, парень, давай, пока не замерз. Вылезай, как хочешь! Но почему так больно?
    Интересно, сколько он уже здесь торчит?
    - Помогите! Помогите! Кто нибудь.
    Каждое слово вырывало кусок реальности. Кладка перед глазами поплыла в сторону. Сергей почувствовал, как тело становится невесомым, взмывая вверх. Черт, только не это!
    - Помогите! Хриплый шелест, вместо крика, и ребра, хрустящие в груди.
    Сергей на секунду закрыл глаза. Что-то он упустил. Мелочь, которая не давал покоя. Точно! Странный предмет, который так неприятно давит в поясницу. Ведь в колодце должны быть скобы, чтобы можно было выбраться наверх.
    От острых спазм перехватывало дыхание. Сергей сумел повернуться бок, и ухватиться за скобу, вделанную в кирпичную стенку колодца, после чего потерял сознание.
    Снова крик. Звонкая пощечина. Напрасная попытка сфокусировать взгляд. Прыгающие перед глазами пятна. Так, только не падать.
    - А я тебе повторяю – мне надоели твои бесконечные друзья!
    - Ты пошел в магазин утром. Сейчас вечер. Ты посмотри на себя! Ты же, как свинья…
    - Надь, ну я правда…
    Слезы в подушку, сигарета на кухне. Тупое похмелье утром, и стыд, заставляющий отворачивать глаза. Жена, которая смотрит на тебя, как на главную ошибку своей жизни.
    Снова обещания. Уговоры. Слезы, поцелуи. До следующего «друга».
    - Я буду лечиться, обещаю…
    Плыть по течению, отдавшись безмятежным волнам реки. Расслабиться, позволив течению затянуть тебя…
    Сеансы лечения. Первая рюмка за полгода. Рвота, выворачивающая на изнанку…
    Глубина, тьма холода и равнодушия. И маленькая искорка надежды. Робкое желание. Простое, человеческое желание…
    Жить!
    Два года без спиртного, только безалкогольное пиво. Одобрительные взгляды мамы и отчима. Повышение на службе. Жалобы тещи на отсутствие внуков. Детская соска, шутя подаренная женой, на годовщину свадьбы. Первая встреча Нового Года без скандалов и битой посуды.
    Привет малыш!
    Сергей ухватился рукой за скобу, и перенес вес тела на руки. Осторожно поджал больную ногу, заметив с тревогой, что боль ширится, захватывая нижнюю часть туловища. Светлый круг неба издевался, маня своей недоступной близостью. Сергей вздохнул, закрыл глаза, и рывком повернулся лицом к торчащей скобе.
    Тьма…
    Сереженька! Привет, надеюсь, ты скучал без меня?
    Скрип дверцы, царапанье когтей. Таких острых и беспощадных. Одеяло не спасет. Но это единственная преграда между сжавшимся в испуганный комок Сережкой и тварью с огромными красными глазами, которые словно прожекторы светят в темноте, разыскивая цель. Сейчас они его найдут…
    Мы славно пообедаем – напевает ОНО – и славно отдохнем. Поваляюсь в детских косточках. Они такие сочные, сахарные…
    - Мама, мама…
    Шаги, свет, ласковые руки и шепот.
    - Все хорошо, малыш. Все хорошо.
    И неясный шум на кухне. Удар по столу, звон падающих кастрюль.
    - Не бойся, это папа пришел. Ложись, спи…
    Темнота в спальне. Одеяло, наброшенное на голову. Сережка лежит на кровати, прислушиваясь к разговору родителей
    - Ты опять пил!
    - Да пил! Имею право, наконец!
    Очередной удар по столу.
    - И вообще, кто в доме хозяин, а?
    Голоса становятся громче, ссорятся. Удар, мама плачет. Сережка накрывается одеялом с головой, глотая слезы. Тихий скрип дверцы словно глушит все остальные звуки. Отвратительные лапы противно шлепают по полу, приближаясь, все ближе.
    - Мама, мамочка – шепчет Сережка. Сегодня он не будет кричать…
    Холодный металл обжег руку. Сергей посмотрел верх. Вторая скоба была на уровне глаз. Чуть выше в стену были вделаны еще две. Расстояние между скобами небольшое. Для здорового парня его возраста пустяковая задача – выбраться наружу. Вот только как это сделать с поломанной ногой и раздавленной грудью.
    На руке пискнули часы.
    - С новым Годом – произнес вслух Сергей.
    Интересно, черт возьми, почему до сих пор никто не его не хватился. Новый Год давно прошел, и уже больше двух часов, он торчит в этом колодце.
    - А ты как думаешь – тут же услужливо прошептал чей-то голос.
    - Кто здесь? – Сергей испуганно повернул голову, и тут же пожалел об этом.
    Угрюмые лица родственников, нерешительно откупоривающих шампанское. Часы на весь экран телевизора. Наденька сидит в кресле, и тихонько плачет, отвернувшись в сторону.
    - Ну, где же Сережа? – беспомощно спрашивает мама
    - Встретил старого друга – в сердцах бросает теща, накладывая в тарелку оливье – ждите к утру!
    А никто тебя и не ищет! По телевизору показывают известных артистов, гости сидят за праздничным столом, поглощая закуски. И никому нет дела, до Сергея, замерзающего в глубоком колодце, с которого два бича сняли люк, чтобы скрасить свою новогоднюю ночь двумя бутылками водки.
    - Кто здесь?
    - А сам-то ты как думаешь? – знакомый мерзкий голос, злорадно звучащий где-то за спиной.
    Сергей зажмурился. Из далекого детства раздался знакомый скрип дверцы. Такой тихий, но отчетливый. Как обычно. И, конечно же, когти…
    Прочь!
    Сергей почувствовал, что начинает замерзать. Тепловатая волна, предвестница вечного покоя плескалась, где-то у ног Сергея. Он открыл глаза.
    Четыре скобы. Одна на уровне поясницы, и две через сорок сантиметров друг от друга. Сергей посмотрел вниз. Еще одна скоба притаилась где-то возле колен. Чудесно! Нужно постараться стать на нее.
    Осторожно, стараясь не делать лишних движений, Сергей поставил здоровую ногу на нижнюю скобу. Руками он схватил скобу, которая была на уровне глаз.
    Отлично. Теперь подтянуться. И…
    Взрыв. Воронка, засасывающая непослушный разум, в серый вихрь равнодушного созерцания вечности. Нет, только не сейчас. Держись, ну давай, держись!
    Как больно!
    Сергей повис, обхватив обмороженными пальцами скользкий металл. Одна скоба – маленькая победа, осталось еще три!
    Ну что же, малыш, покажи-ка тетеньке с косой фигу.
    Сергей схватился за следующую скобу, и понял, что не может больше двигаться.
    Отчаяние затопило шлюзы, и хлынуло горькой волной, сбивая с ног, заставляя разжать пальцы, и навеки остаться в этом колодце.
    - Сереженька – неясное эхо детских воспоминаний.
    Голос звучащий все ближе и ближе.
    - Сережа…
    Злость огненным штопором ввинтилась в мозг, разлетаясь огненными брызгами.
    - Иди к черту – прорычал он и подтянулся, нащупывая ногой следующую скобу.
    Между забором и задней стеной гаража было полно разной дряни. Ржавое железо, битое стекло, все это обильно заросло чистотелом и ромашкой.
    - Ну что?
    - Вот – Сашка достал из сумки бутылку портвейна. – только штопора нет.
    - Смотри – Серега вынул из кармана огромный шуруп.
    С трудом он завинтили шуруп плоскогубцами, за которыми пришлось сбегать в гараж. Поднатужившись немного, Сашка вытащил шуруп вместе с пробкой. Вместо рюмок, они решили воспользоваться целлулоидными коробочками из-под плавленого сыра.
    - Ну как?
    - Ох и кислый же зараза!
    - Ты пей! Кислый…
    Товарищи пили, не закусывая, сплевывая вязкую слюну. После того, как они опорожнили бутылку, Сашку вырвало прямо здесь, на кусок шифера…
    Сергей посмотрел вверх. Он стоял на второй скобе, держась за верхнюю. До края оставалось всего ничего. Он протянул руку и нащупал кольцо чугунного круга, на котором когда-то лежал люк. Приподняв голову, он сумел рассмотреть мерцающие, равнодушные звезды, которые медленно поплыли куда-то вдаль.
    - Ну что, малыш, ты готов?
    - Готов, вот только нет сил, чтобы подтянуться на руках.
    Пространство колодца наполнило противное кудахтанье. Вздрогнув, Сергей понял, что это смеется он сам. Он, конечно, поможет руками, ухватившись онемевшими пальцами за кольцо люка, но основной упор будет на ноги. На бедные, больные ножки!
    Сергей представил, как яркие прожекторы разогнали тьму, наполнив светом колодец, осветив его искалеченное тело, отбросив на стену угловатую, изломанную тень. На трибунах болельщики, с восторгом взирают на смельчака, рискнувшего бросить вызов самой судьбе.

Оценка: 8.50 / 2       Ваша оценка: