Творчество поклонников

Колодец

Добавлен
2005-03-01
Обращений
6905

© Иннокентий Соколов "Колодец"

    Огромный амфитеатр, уходящий в поднебесье с колодцем в центре, в котором находится он – главный игрок сезона. Специалист по преодолению трудностей, опытный покоритель колодцев – Сергей!
    Вверху, на трибунах, застыла тишина. Миллионы грудей вдохнули воздух, и с восхищением затаили дыхание в ожидании действа. За стеклом сидят комментаторы, от внимания которых не ускользнет ни одна мелочь.
    - Здравствуйте многоуважаемые болельщики и гости. Давайте вместе поприветствуем нашего игрока. Вся страна сегодня болеет за него. Камера сейчас показывает его родителей, а вот и жена, и родители жены. Все они, конечно, в этот день волнуются и переживают.
    - Да, вы чувствуете, как нервничают болельщики, какая тишина стоит на трибунах?
    - Ну, конечно же, коллега, но мы то знаем, что наш сегодняшний игрок не подведет. Сергей готовился к этому моменту, посвятил много времени тренировкам…
    - Давайте же посмотрим на игровое поле, я думаю, игрок уже готов к показательному выступлению…
    - Вы слышите, как на трибунах скандируют имя нашего игрока?
    - Ну что же пожелаем Сергею удачи, а наш сегодняшний спонсор…
    Усилием воли Сергей заставил себя прекратить смех.
    Пора!
    - Наверно будет немного больно, а как думаешь ты?
    - Ну, разве что совсем немного…
    Сергей поднял здоровую ногу, на секунду перенеся вес на сломанную. В глазах потемнело, боль прошла радугой, соединив ярость бытия и смертельную усталость забвения, оставив маленькие искорки на периферии сознания, где-то там, за границей восприятия. Нащупав носком следующую скобу, он рывком подтянулся руками, и послал тело вверх, отталкиваясь здоровой ногой от скобы. На секунду, потеряв опору, он беспомощно зашарил руками, по земле, пока не ухватился за кромку кольца.
    - Посмотрите, он сделал это!
    Болельщики дико взвыли в пароксизме восторга. Живая волна пошла по кругу, разбрасываясь орешками и поп корном.
    - Сергей! Сергей!
    Сергей беспомощно улыбнулся и поседел.
    - Села птичка на песок, клювом вымыла носок, чистит клювом перышки, и летит к Сереженьке…
    - Мама, а почему папа не приходит?
    - Папа сейчас далеко, но он обязательно приедет…
    - Правда, ты обещаешь?
    - Ну, конечно же, малыш. Спи.
    Сон, ласковая дрема, и тихий звук открываемой дверцы…
    Сергей стоял, прижавшись к стене колодца, расставив локти в стороны, положив ладони на промерзшую землю, которая теперь была на уровне подбородка.
    Осталась одна скоба.
    Чуть повернув голову вбок, он увидел свой дом. Окна его квартиры светились ровным светом, в котором чувствовалось до боли родное, непостижимое тепло. Слезы катились по щекам Сергея, замерзая кристалликами льда на ресницах. Он плакал, радуясь тому, что обрел свет, покинув злобную тьму колодца.
    Сергей уперся в землю локтями, и приготовился оттолкнуться здоровой ногой. В груди что-то щелкнуло, и Сергей, с ужасом, понял, что ползет назад, в бездонную пасть проклятой норы, в алчное чрево колодца.
    - Сереженька! Не задерживайся, я жду тебя здесь, внизу.
    Тихий каркающий голос, который раздался из колодца, заставил поджать пальцы. Он потихоньку сползал назад, хватая пальцами землю, срывая ногти.
    - Сережа, Сереженька…
    Стиснув зубы, не обращая на боль в подбородке, Сергей подтянулся на руках, чувствуя, что мир сдвинулся, и начал рассыпаться, опадая вниз разноцветными фрагментами головоломки. Нащупав скобу, он оттолкнулся, и преклонился через край колодца. В грудь, словно залили ведро царской водки. Опаленная плоть, задымилась, отваливаясь кусками. Сергей лежал на земле, прижавшись к ней щекой, ощущая каждую неровность, покрытой наледью поверхности.
    - Ну а ты когда нибудь делал это?
    - Да сто раз!
    - А это не больно?
    - Не.
    - А может быть не надо? Давай в следующий раз.
    - Да не бойся, все будет нормально, вот увидишь…
    - Я боюсь…
    - Не бойся, сейчас, подожди…
    - Ой, мамочка…
    - А…
    Сергей изогнулся дугой и погреб руками, пытаясь вытащить нижнюю часть туловища из колодца. Сломанная нога отозвалась острыми всплесками боли, словно в кость завинчивали шуруп. Охнув, Сергей перевалился через край, и пополз, оставляя позади разочарованную утробу колодца. С трудом перекатился на бок. Холод укутал его пеленой, укачивая, убаюкивая, приглашая в свою ледяную спальню. Большие белые мухи накрыли теплой простыней. По телу разлилось приятное тепло…
    - Сережа, Сереженька…
    Простыня, мокрая от пота. Тяжелое дыхание. Циферблат часов, показывающих полночь. Жена, проснувшись, обнимает тебя, и ласково шепчет на ухо, как когда-то мама:
    - Сереж, это просто сон, все хорошо…
    Ты идешь на кухню, выпить воды, и некоторое время стоишь у окна. Ты смотришь во двор, на детскую площадку, на которой однажды, под Новый Год, тебя, обмороженного, с переломанными костями, нашла компания подвыпивших гуляк. Ты уже почти вырвался из оков бытия, когда они, сначала, не разобрав, пытались уговорить тебя присоединиться к ним, но потом все же кое-как дотянули до дома…
    Ты не видел, как побледнела жена, когда тебя, чуть живого, занесли в квартиру. Скорая везла тебя по заснеженным улицам города, и жена сидела рядом с тобой, держа за руку, уговаривая потерпеть хоть немного.
    Недели, проведенные в постели. Жена и родители, которые приходили навестить тебя. Пелена боли, которая накрывала с головой, гипс и острые иглы шприцов – все это осталось с тобой, нашло место в твоей памяти. Ты не слышал, как стонал, когда лежал на операционном столе…
    Зато теперь, почти каждую ночь, ты слышишь голос, который остался на дне глубокого колодца.
    - Сереженька…
    Старый голос, зовущий назад во тьму под землей.
    Ты будешь долго слышать этот голос, просыпаясь ночами. Ты будешь лежать в кровати, и слушать чей-то шепот, который рассказывает о том, как хорошо там, внизу, на дне глубокого колодца. И каждый вечер, лежа без сна, ты будешь вслушиваться в ночную тишину, надеясь, что не услышишь, как тихонько скрипит, открываясь, маленькая дверца чулана, и приближаются чьи-то шаги. Острые когти, царапающие пол, тяжелое, смрадное дыхание, и глухое хихиканье твари, которая хочет забрать тебя к себе – на дно холодного, темного колодца…

Оценка: 8.50 / 2       Ваша оценка: