Творчество поклонников

Плесень

Добавлен
2005-05-20
Обращений
10096

© Иннокентий Соколов "Плесень"

    Ушлые янки, тут же объявили плесень источником, чуть ли не всех аварий, происходящих на станции. Так ли это было на самом деле, или космические страсти являлись досужим вымыслом желтой прессы, книга не сообщала.
    Далее, рассказывалось про племя Банту, которое умышленно хранило продукты таким образом, чтобы образовывалась все та же плесень. Равнодушная статистика показывала, что жители племени, не доживали до сорока, умирая от рака печени. Кроме того, пораженный Семен Степанович узнал, что в Индии, все условия для развития плесени, вследствие чего, в этой стране, циррозом печени, страдали даже маленькие дети.
    Старик поежился и поспешно принялся листать книгу. Читать такие ужасы на ночь совершенно не хотелось – ему необходимо было выяснить, как бороться с заразой. В книге сообщалось, что бороться с плесенью можно и должно, но способы уничтожения коварного грибка не блистали разнообразием. Книга рекомендовала бить врага огнем и подручными средствами, из арсенала домохозяйки. Поразмыслив немного, старик решил продезинфицировать все деревянные поверхности погреба хлоркой. С этой счастливой мыслью старик пошел спать.
    Спал Семен Степанович плохо – всю ночь снились какие-то твари, которые с противным писком гонялись за ним, пытаясь загнать в огромную пещеру, вход в которую обильно покрывала знакомая уже, плесень. Старик как мог, отбивался от нечисти, но плесень, произрастая с невероятной скоростью, заполнила собой все пространство, не давая вздохнуть. Мерзкие щупальца тянулись к старику, чтобы высосать бренную плоть старика, оставив одну высохшую оболочку. Семен Степанович несколько раз просыпался, облегченно ощупывая кровать…
   
    3.
    Проснувшись на заре, Семен Степанович долго лежал в постели, чувствуя неприятную опустошенность. Старые кости ныли, во рту образовался странный металлический привкус. Пожевав челюстями, старик решил совершить утренний моцион. Потягиваясь, старик кое-как выполз из теплой постели, и тут же понял, что прогулка не состоится – ноги разболелись не на шутку. Оставалось только позавтракать и немного погулять по огороду. Вспомнив про огород, Семен Степанович нахмурился – не появилась ли плесень снова. С этой тревожной мыслью старик отправился на кузню, готовить завтрак. Нарезая острым ножом салат, пенсионер размышлял о превратностях судьбы и способах борьбы с плесенью.
    Позавтракав, Семен Степанович первым делом заглянул в погреб. Увиденное повергло в шок. Проклятая плесень за ночь расправилась с бочкой огурцов, разрослась и занимала весь дальний угол погреба, подбираясь к деревянным полкам. Семен Степанович застонал. Это было уже слишком.
    Выбежав из погреба, старик открыл сарай и задумчиво провел глазами по стеллажу, обозревая идеальный порядок. Пустые канистры чинно стояли вдоль стены. В углу затаилась связка металлических прутков – подвязывать огурцы и помидоры. Внимание старика привлек секатор, висящий на гвоздике, у окна, но, поразмыслив, Семен Степанович решил найти другой способ рассчитаться с врагом.
    Остановив взгляд на литровой бутыли керосина, Семен Степанович решил извести плесень огнем. На полке же нашлась небольшая паяльная лампа. Заправив лампу, Семен Степанович вернулся в погреб. Плесень равнодушно серебрилась в тусклых лучах электрической лампочки, вызывая праведный гнев хозяина погреба.
    - А ну-ка, попробуй – старик поджег лампу и бросился в наступление, выжигая огнем мерзость, которая решила погубить результаты его трудов. Под бушующим пламенем плесень, издавая противный треск, обугливалась, и опадала вниз черными лохмотьями. Пройдясь очищающим огнем по погребу, Семен Степанович получил полное ведро ошметков, воняющих копотью. Закопав презренные останки на огороде, Семен Степанович развел полной ведро хлорки, и прошелся по всему погребу, не оставляя поверженному противнику не малейшего шанса. Как вычитал дотошный пенсионер, плесень могла таиться как в дереве, так и в мельчайших трещинах на стенах погреба. На всякий случай, Семен Степанович обрызгал мокрой тряпкой пол и стены.
    - Накося – выкуси – старик в сердцах плюнул на пол, и пошел к выходу, грозя кулаком неведомому врагу.
    Весь день старик не находил себе места. Каждые пятнадцать минут ноги несли его в погреб. Плесень не появлялась – зато теперь в погребе стоял мерзкий запах хлорки и паленой резины. Семен Степанович решил оставить двери открытыми на ночь, чтобы немного проветрить затхлую атмосферу.
    Вернувшись с огорода, Семен Степанович подошел к зеркалу и застыл, рассматривая свое покосившееся отражение. Седой дед с безумным взглядом. Глаза запали, щеки отяжелели, и свисали набухшими мешками. Последние три дня выбили старика из колеи. Привычный распорядок рухнул в одночасье, разбитый наголову коварным грибком. Семен Степанович провел рукой по стеклу, чувствуя неприятные ощущения – пальцы стали чужими. Поднеся ладонь к лицу, старик тихонько вскрикнул. Между пальцами зацвели маленькие островки желтой паутины. Бросившись в ванную, старик с остервенением мыл руки, после чего протер ладони спиртом, пытаясь убить проклятую заразу.
    Укладываясь спать, впервые за много лет, Семен Степанович не почистил на ночь зубы. Такое упущение повергло в ступор аккуратного и педантичного старика. Вылезать из теплой постели не хотелось, и Семен Степанович закрыл глаза, вслушиваясь в тиканье ходиков на стене.
    Где-то во дворе тихонько звякнула цепь, и Жук завел свою собачью песню, изливая не то недовольство своей собачьей жизнью, не то обиду на огромную, щербатую луну.
    Завтра, обязательно нужно будет заглянуть в погреб. С этой светлой мыслью Семен Степанович заснул.
    Ночью Семену Степановичу снились огромные грибы, которые росли на поляне в лесу. Все пространство, между грибами было покрыто знакомой плесенью. Тонкие нити тянулись к старику, пытаясь опутать немощную стать пенсионера, поймать его в свои сети.
    Семен Степанович бежал, вздыхая мерзкий аромат сырости и гнили. Плесень под ногами пищала, лопалась, выпуская тонкие фонтанчики теплой слизи. Внезапно поляна накренилась, вздыбилась огромным заплесневевшим ковром. Огромные грибные ножки зашевелились, лопаясь с противным треском. Грибы падали, укрывая поляну вонючей трухой. Семен Степанович вскрикнул и проснулся.
    Ночной ветер тихонько шевелил занавеску, луна освещала дальний угол комнаты. Старик лежал и слушал, как тихонько сверчит сверчок за окном, и тикают ходики на стене. Мысли путались, в голову лезла всякая дрянь. Семен Степанович принялся считать до ста и обратно, потихоньку проваливаясь в серую муть небытия…
   
    4.
    Сон не принес отдыха - Семен Степанович чувствовал себя уставшим и разбитым. Наспех перекусив, старик вышел во двор, покормить собаку. К его удивлению старый пес не выбежал на встречу хозяину. Пустая миска укоризненно белела около будки, в остатках вчерашней пищи неторопливо копошились огромные мухи. Семен Степанович нахмурился – пса нигде не было видно.
    - Жук, ко мне! – старик похлопал рукой по бедру, подзывая собаку.
    Прождав безрезультатно несколько минут, Семен Степанович почувствовал непонятную тревогу. Какая-то мысль подспудно сидела в голове, не давая сосредоточиться. Что-то он упустил…
    Странно, куда мог запропаститься пес?
    (Плесень любит влагу… Сырость, накапливающаяся в темных, непроветриваемых помещениях…)
    - Черт! – он оставил открытым двери, чтобы проветрить погреб. Собака вполне могла забежать вовнутрь, привлеченная запахом еды
    (Ну и что с того? Даже если и забежала - что может случиться со здоровенным кабыздохом?)
    К своему стыду Семен Степанович понял, что совершенно не испытает никакого желания спускаться в сырую темницу погреба. Он походил по огороду, безрезультатно пытаясь отыскать собаку, втайне надеясь, что Жук выбрался через какую-нибудь щель в заборе, чтобы погулять с соседскими дворнягами.
    Да что с тобой? Это же всего-навсего обычная плесень.
    (Ну, может быть не совсем обычная, но ты ведь продезинфицировал все поверхности погреба, не так ли?)
    Старик отмахнулся от назойливого внутреннего голоса, который настойчиво предлагал спуститься вниз, под землю.
    Семен Степанович не то, чтобы боялся какого-то грибка, просто последние события незаметно нарушили привычный уклад, его неторопливой, размеренной жизни.
    Прогуливаясь по огороду, Семен Степанович, бросал косые взгляды на открытую дверь погреба. Темнота манила неизвестностью, влекла к себе…
    В груди закололо. Старик нарочито неторопливо направился к темнеющему зеву погреба. Спускаясь по бетонным ступеням, он уже чувствовал неприятный запах плесени.
    Семен Степанович щелкнул выключателем. Пса нигде не было видно. Тусклый свет выхватил из темноты полки с продуктами, небольшие горки трухи – все, что осталось от деревянных ящиков с овощами, и, конечно же, плесень. Стены и пол, оказались покрыты неземным узором. Желтоватые нити вздрагивали, словно пытались дышать. Плесень заполнила половину погреба, встав сплошной, вертикальной стеной, отделив своей паутиной добрую половину погреба. Полки с продуктами, терялись где-то за желтой сединой. На полу плесень обильно разбросала белесые мешочки, которые уже достигали размеров грецкого ореха.
    Старик почувствовал, что теряет опору под ногами. Ярость переполнила душу.
    - Ах, ты ж…
    Семен Степанович принялся топтать плесень, одновременно обрывая руками желтоватые нити со стен.
    Такой злости старик не испытывал давно. Гнев заполнил все его естество. Он крушил врага, как когда-то войска римлян громили несметные полчища готов и гуннов.
    Уничтожая плесень, Семен Степанович, не обратил внимания, что зловредный грибок покрыл слизью некогда чистый пол. Он чувствовал себя разрушителем. Клочки плесени разлетались в разные стороны, паутина дергалась и потрескивала, предчувствуя скорую погибель. Войдя в азарт, пенсионер перешел в наступление. Он топтал мерзость, размазывая по полу содержимое грибных мешочков, обрывая паутину нитей.
    Несколько раз Семен Степанович поскальзывался на слизких выделениях, неловко размахивая руками, но каждый раз чудом удерживал равновесие. Растаптывая очередное скопление плесени, старик не удержался. Падая, Семен Степанович, пытался ухватиться за полку, но разъеденное плесенью дерево рухнуло вместе с ним. Стеклянные банки с компотами и маринованными помидорами посыпались на пенсионера. Семен Степанович упал, со всей силы приложившись затылком об цементный пол. На мгновение он увидел яркую вспышку, которую сменила спокойная, тягучая тьма, которая вобрала в себя его переполненную справедливым негодованием душу.

Оценка: 8.00 / 1       Ваша оценка: