Творчество поклонников

Исцеление любовью

Добавлен
2005-08-10
Обращений
7552

© Иннокентий Соколов "Исцеление любовью"

    Не сейчас…)
    Ржавый металлический шкаф, у второго входа в подвал. То, зачем она спустилась сюда, в заплетенный паутиной, ад.
    Шаг за шагом. Мимо утраченных иллюзий, мимо разбитых надежд. Путь, пролегающий между старым хламом и пропыленными хлопьями паутины, ведущий в никуда, и одновременно к выходу отсюда. Путь лежащий на поверхности, и одновременно под землей. Место, где смешались прошлое и настоящее, где время размазалось по сырым стенам, стекая мутным киселем, забиваясь в мельчайшие щели, чтобы выползти потом оттуда в радостном созидании будущего. Здесь и сейчас. В этом забытом богом подвале, в забытой богом лечебнице, в забытом богом городе, в проклятой богом вселенной…
    - Хей-бо Анна, хей-бо…
    Схватки застали ее врасплох. Судороги заставили извиваться в конвульсиях, как раз в тот момент, когда с противным скрипом она открыла крышку электрического щита. Серовато-белые бочонки предохранителей, хитросплетения запыленных проводов. Еще раньше она вдребезги разбила пластмассовую коробочку телефонного коммутатора.
    Анна сползла вниз, оседая, словно пена в пивном бокале. Что-то хотело вырваться из ее измученного, оскверненного тела. Что-то или кто-то…
    Голос в голове, до сей поры дремавший где-то далеко, проснулся, нашептывая, напоминая…
    (Потерпи немного. Что значит несколько мгновений боли, в бесконечности кошмара?)
    Ничего!
    Новые схватки скрутили тело в пересохший жгут. Анна застонала, когда острая боль ударила между бедер, погнала в бездну мрака. Она развела в стороны полы халата, обнажая раздувшийся живот.
    (Уже скоро Анна, и не забывай о том, что ты должна сделать… О работе, которая ждет тебя…)
    Стон перешел в крик, который Анна заперла, задержала в груди.
    (Мамочка, как же больно…)
    - Мне больно! Больно!!!
    (О да, детка, я знаю – тебе больно. Но потерпи немного, и ты узнаешь, что такое НАСТОЯЩЯЯ боль!!!)
    Боль,…и чеззет.
    Крик усилился, разрывая грудь, пытаясь вырваться, пройти хотя бы тихим стоном сквозь сжатые зубы. Анна почувствовала, как дернулся мир, и пелена начала обволакивать реальность желтоватыми оттенками боли.
    (Кричи, крошка – кричи).
    Зарождающийся крик поднялся над разумом, который держал его в оковах. Он освободился и разорвал грудь.
    (Кричи, детка – давай же…)
    - Хей-Бо… Хей-боооо…
    Анна ощутила, как внутри пришло в движение существо, задергалось, готовясь покинуть ее тело, чтобы наполнить смыслом окружающую пустоту. Своим особым смыслом.
    Не веря глазам, она увидела как окровавленная головка существа, раздвинула изнутри ее плоть и показалась наружу.
    Боль разорвала ее пополам и зашвырнула в водопад страдания. Существо выбиралось из ее тела. Оно казалось, спешило принести боль в ее мир. Торопилось исполнить приговор небес. Сбросить во тьму ангелов, растоптать белоснежные крылья…
    (Я иду… Хей-хо…)
    Существо раздирало внутренности Анны, словно чужой, нашедший кратчайший путь к свободе. Анна засмеялась, пытаясь удержать распадающееся на куски сознание, временами всплывая, выбираясь на поверхность боли-реки.
    (А парень этот я – маленький Бо…)
    Смех перешел в кашель. Существо выбиралось. Маленькое окровавленное тельце извивалось, словно угорь. Оно повернуло голову, жадно рассматривая Анну, впитывая ее страх, набирая силы. Анна увидела знакомые подслеповатые глаза и задохнулась от ужаса. Ночной кошмар оказался явью. Доктор Бо прошел в ее мир тонкой дорогой, проложенной между сном и явью, чтобы закончить все свои дела. Убить двух собак. Закрутить гайки…
    (А кого ожидала увидеть ты, сладенькая?)
    Последняя судорога прошла волной, освободив существо. Маленькое, окровавленное тельце подергивалось от холода, пытаясь подняться на ноги. Когда ему это удалось, существо запрыгнуло на Анну, и ловко перебирая скрюченными ручками, стало подбираться к ее груди.
    (Корми меня, - узнаешь, что за счастье - держать в руках сосущее дитя…)
    Существо нащупало сосок и прильнуло к груди. Мелкие, острые зубы вцепились в ее плоть, словно существо хотело вгрызться в ее тело, чтобы вернуться назад.
    Анна приняла боль, покорно отдаваясь воле существа. Если бы оно только захотело выпить ее кровь, забрать ее душу – она была готова к этому.
    (Ну, уж нет…мамочка…)
    Кем бы ни было это существо, - очередным воплощением доктора Бо, или демоном, глубоко сидящим в ее подсознании и только теперь нашедшим способ попасть в эту реальность, - оно питалось не кровью, отнюдь.
    Ему нужны были страдания и муки. Крик раздираемой плоти. Агония жертвы, перед погружением в небытие.
    Словно в подтверждение, существо больнее укусило ее за сосок. Анна захрипела, ощущая, как страхи и боль выходят из нее, передаваясь твари, которую она перенесла в этот мир, насыщая ее, наполняя силой.
    Доктор Бо по капле пил ее страх, смакуя, наслаждаясь.
    (Еще Анна, еще…)
    Анна закрыла глаза, вздрагивая от омерзительно приторных касаний маленького тельца. Словно насытившись, существо оставило ее грудь, и сползло в низ. Маленький кулачек больно ткнул ее ниже колена. Существо требовательно потянулось к некогда белому халату, пытаясь стянуть его с Анны.
    Существу было холодно…
    Анна позволила стянуть с себя халат, чувствуя полную опустошенность. Тварь выпила все страхи, оставив взамен тоскливую пустоту где-то под сердцем.
    (Пусть этот халат останется нашей с тобой памятью о Чуковски. Поверь – этот парень легко отделался…)
    Существо ловко просунуло руки в рукава, и накинуло на себя халат. Оно уверенно стояло на ногах, и заметно подросло.
    Пустые рукава свисали с маленьких ручек, - существо неторопливо подкатило их, подгоняя халат под свой размер. Халат здоровяка Чуковски был ему велик, свисал сзади, словно шлейф. Не обращая внимания на длину халата, существо направилось к выходу. Длинная, похожая на жгут из перекрученных вен, пуповина тянулась по грязному полу, оставляя ослизлый, кровоточащий след.
    Оглянувшись в последний раз, существо подмигнуло Анне, и скрылось за дверью, оставив ее одну в огромном подвале.
    Анна лежала на полу. Странная гримаса не то ужаса, не то боли перекосила ее лицо. Больше всего на свете, ей сейчас хотелось заснуть навсегда. Плыть по течению, закрыв глаза, ни на что, не обращая внимания.
    Но прежде, чем упокоиться в этом сыром подземелье, она должна была довести до конца одно дело…
    (Делай Анна то, для чего ты здесь…)
    Анна осторожно подобрала ноги, стараясь не смотреть на огромную, кровоточащую рану между ними. Она приподнялась, из последних сил оттолкнувшись от стены.
    Хей-хо Анна, хей-хо! И чеззет…
    Покачиваясь на гнущихся ногах, она рассматривала содержимое большого железного ящика, висящего на стене.
    (Вот эти бочонки в стальных зажимах – предохранители. Будь осторожна Анна…)
    Анна вытащила из зажимов первый предохранитель. Фиолетовые искры опали электрическим веером, рождая запах озона. Второй этаж погрузился в темноту.
    (Хей-хо!)
    Следующий предохранитель улетел в полумрак. Упал куда-то в старый хлам, закатился в самый дальний уголок. Первый этаж отдался тьме.
    Самый последний бочонок – и полумрак подвала сожмется в горошину, исчезая, заменяясь чернотой ночи. Холодной осенней ночи…
    (Нет, Анна, не сейчас – возможно позже, но не сейчас… Оставь его, Анна…)
    Она равнодушно пожала плечами, прислушиваясь к голосу, который звучал в голове. Существо убежало наверх, издавая тонкий, еле слышный, детский смех, оставив голос, который словно паук, свил паутину в одном из закоулков ее разума, чтобы время от времени давать советы, учить, помогать…
    Анна легла на холодный пол, прижавшись щекой к земляной поверхности, и закрыла глаза, надеясь провалиться в пучину бесчувствия, отгородиться тонкой, колышущейся завесой сна, от невыносимо кошмарной реальности…
    И тьма поглотила ее…
   
    8.
    - Доктор, у нас проблемы.
    Несколько минут назад Горман тихонько постучался в кабинет Марфина, и теперь, запыхавшись, нависал над сидящим за столом, доктором.
    Марфин безмятежно рассматривал Гормана, отстранено наблюдая, как дрожат руки испуганного санитара.
    - Что случилось?
    - У нас проблемы, - тупо повторил Горман, с трудом выговаривая слова.
    Марфин выразительно посмотрел на незадачливого гонца, принесшего дурные вести. Горман пришел не вовремя. Ночной визит санитара был некстати, особенно сейчас, когда Марфин собирался нанести дружеский визит Вере, которая, несомненно (о да!) ждала его.
    - Я спрашиваю, что случилось. Да успокойтесь же, черт вас раздери – проскрипел Марфин, все более раздражаясь.
    Горман собрал всю смелость, чтобы рассказать доктору о страшной находке в одной из палат. По мере того, как сбивчивая поначалу речь Гормана, становилась все быстрее и связаннее, на лице Марфина отражалась сложная гамма чувств – от легкого раздражения до озабоченности...
    - Дьявол! – выдавил доктор. Его лицо осунулось, посерело. Горман виновато смотрел, как Марфин неуверенно пытается разобраться с собственными мыслями. Привести в порядок эмоции, чтобы обнажить, наконец, свою змеиную сущность.
    - Доктор – Горман немного пришел в себя, и робко коснулся рукава Марфина – она взяла ключи Чуковски…
    Марфин сжал челюсти, чувствуя, что еще немного, и вцепится в санитара.
    (Давая, разорви эту гнусную рожу, сотри это тупое выражение беспомощности с лица этого кретина.)
    Гнев переродился в судороги, сдавившие грудь.
    (Доктор Марфин, случившееся подчеркивает вашу некомпетентность. Вы уволены…)
    Черт раздери этого тупого идиота Чуковски! Марфин догадывался, что за его спиной Чуковски позволял себе некоторые вольности по отношению к пациентам, но такого он не мог даже и представить. Чертов ублюдок поставил под угрозу всю дальнейшую карьеру Марфина. Перевернул жизнь. Отравил, испортил существование молодого, амбициозного, подающего большие надежды доктора.
    Что же делать? Марфин сжал виски, пытаясь собраться, сосредоточиться. Нужно убрать труп, надежно спрятать. Заставить Веру прибрать в палате, чтобы не осталось следов. Концы в воду. Марфин посмотрел на Гормана – девять из десяти – трусливый еврей разболтает о случившемся, как только покинет стены больницы. Ладно, Марфин решит эту проблему. В конце концов, всегда можно сослаться на несчастный случай.
    (Ага, бедолага Чуковски споткнулся в темном коридоре, нечаянно выколол глаза, и откусил язык – наверно от испуга…)
    Черт!!!
    Первым делом необходимо найти сумасшедшую тварь, которая убила санитара.

Оценка: 5.00 / 1       Ваша оценка: