Творчество поклонников

Исцеление любовью

Добавлен
2005-08-10
Обращений
7284

© Иннокентий Соколов "Исцеление любовью"

   
    - Ну давай же Анна, иди ко мне…
    Острая боль пронзила тело. Марфин закричал. Звуки выстрелов перекрыли крик, отразившись эхом от сырых стен. Он посылал пулю за пулей, в заметавшееся перед ним существо, понимая, что опоздал, чувствуя, как острая сталь пронзила его тело, принеся нелегкую и мучительную смерть.
    Марфин хрипел, придерживая руками распоротый живот.
    (Никаких шансов парень, ты не сможешь удержать свои кишки…)
    Боль слилась с отчаянием. Марфин заплакал, призывая смерть, в свидетели – видит бог, он не хотел, никогда не хотел, чтобы его внутренности вываливались наружу, расползаясь под руками слизкими, кровавыми червями.
    Захлебываясь слезами и кровью, доктор Марфин упал на пол, чтобы в последний раз увидеть свет, перед погружением в глубокую бездну…
    Сумрачный хрип перешел в тихий смех. Бо смеялся, зажимая раны руками.
    (Хей-хо, мы сделали их, детка – точно сделали. И я говорю тебе спасибо…)
    Анна подобралась к Бо, сжимая в руках орудие смерти.
    Бо смотрел на Анну, и в его глазах вспыхивали и тухли огоньки.
    - Я умру? – Анна встала на колени, из последних сил, борясь с навалившейся усталостью.
    (Нет сука, – ты будешь жить вечно!)
    - Не думай об этом, Анна – мягко ответил Бо и протянул руку. Она прижала к щеке окровавленную ладонь доктора и тихо заплакала.
    - Не плачь, детка, не надо – у нас осталось еще одно дело. То, что осталось между мной и тобой. То, зачем я пришел в твой мир.
    Бо развел руки в стороны. Яркие лучи накрыли тело доктора - белый халат упал на земляной пол, сохранив очертания человеческой фигуры.
    (До встречи детка, в твоих кошмарах…)
    Анна надела халат (а может быть он был одет на ней, все это время, кто знает, - сон и явь смешались в ее голове, образовав мутную, кровавую пену).
    Тихий голос – отголосок прошедших воспоминаний, всколыхнул разум, напоминая о главном:
    (Сосчитай до девятнадцати Анна…)
    - Четыре…
    (Жизнь проходит в этом мире)
    - Я не хочу делать этого, голос…
    Анна брела, спотыкаясь, оставляя прошлое, приближая настоящее, создавая будущее. Голос в голове рассказывал, напоминал о главном…
    - Пять…
    (Смерть вернется опять)
    - Ты сделаешь это, Анна. Это все для тебя…
    Голоса в голове усилились, напевая на разные лады одну и ту же шутливую песенку, сумрачный блюз полуночи…
    - Шесть, семь, восемь…
    (В ад тебя забросит)
    - Это поможет тебе, раскроет твой разум…
    Анна ползла к цели, пытаясь собрать волю, сосредоточиться на главном.
    - Девять и шестнадцать…
    (Будешь улыбаться)
    - Пропуск в вечность чистых воспоминаний…
    Огромное кресло с высокой спинкой – порождение чужого кошмара. Анна схватилась за подлокотник, пытаясь подтянуться, забраться на него.
    (Тебе будет удобно…)
    Анна сидела, откинув голову назад, вцепившись пальцами в деревянные подлокотники. Она смеялась, провожая боль и страх, в ожидании новой боли, нового страха. Все только для тебя Анна, для тебя одной. Все, что останется с тобой, все, что будет твоим, все что ты хочешь…
    Сладкие грезы, блаженство бытия.
    И песенка, которая сложилась в твоей голове, пугая с самого детства, навевая мысли о грусти.
    Простые незамысловатые слова, раскрывающие суть:
   
    Попрыгунчик, милый крошка
    Сложит головы в лукошко
    Чаззет, чиззет, чеззет
    На куски разрежет
   
    (Все для тебя, Анна – только для тебя…)
    Кожаный шлем, два электрода – что может быть проще. Голос одобрительно поддакивал, помогая сосредоточиться на главной цели. Надеть на голову, проверить плотно ли прилегают электроды.
    (Ты же не собираешься вставлять в рот кляп, ведь, правда, Анна?)
    Она сидела на стуле, устремив взгляд в никуда.
    - Чаззет…
    Просто дотянуться рукой, нащупать заржавевшую рукоятку. Пропуск в никуда.
    - Чиззет…
    Обхватить пластмассовый набалдашник рубильника. Крепко сжать пальцы, готовясь принести рассудок в жертву королеве боли.
    - Чеззет…
    Момент истины, переход в вечность…
    Анна что есть силы, дернула за рычаг, освобождая разум. Яркая звезда взорвалась в голове, разрывая оковы сознания, выпуская наружу боль и страх.
    И крик, который вырвался из груди:
    - Хей-бо!!!
    Анна кричала, обмякнув на неудобном стуле, падая в темную пропасть, разрывая тонкую связь между реальностью и кошмаром.
    Возвращаясь к истокам…
   
    12.
    Анна парила в невесомости, раскинув руки. Яркий свет испарился, оставив ее в звенящей пустоте.
    Она открыла глаза. Остатки света проходили сквозь старую, потрескавшуюся кинопленку, свернувшуюся в спираль, образующую полый цилиндр, внутри которого пребывала ее сущность. Потертые, поцарапанные кадры, обрамляющие обнаженный разум, пытающийся рассмотреть историю своего бытия.
    Анна прикоснулась к неровной поверхности… Кадр засветился тусклым светом, оживая под прикосновением слабой руки, приблизился, развертываясь в огромный экран. И она увидела свою жизнь, запечатленную в маленьком квадратике, растянутую в пространство.
    Вот маленькая девочка, вместе с мамой заплетает косички, стоя перед зеркалом.
    Мама напевает песенку, поглаживая Анну по голове.
    Чуть дальше они с мамой сидят в темной спальне, затаив дыхание, прислушиваясь к звукам бьющейся посуды…
    (Где ты маленькая сучка, выходи к папочке…)
    А вот отец, вернувшись с работы, проверяет, была ли она послушной девочкой…
    (Ко всем маленьким грязнулям приходит Бо…)
    Анна одернула руку. Картинки из прошлого съежились и вернулись на место, в темное и пыльное забвение, нашедшее укромный закуток в ее памяти…
    (Здесь вся твоя жизнь Анна, от начала и до конца…)
    Хей-хо, Анна, давай посмотрим, возможно, мы найдем пару интересных моментов из твоей никчемной жизни.
    А как считаешь ты?
    Висеть в пространстве, вечность или может быть еще дольше, не решаясь прикоснуться, увидеть скрытые, засвеченные, проклятые кадры. Которые ты завесила белесой пленкой, пытаясь отринуть, отвергнуть.
    Навсегда.
    (Смотри Анна, и не говори, что не видела…)
    Она вздрогнула, услышав знакомый голос, который возник, появился из ниоткуда, приглашая встряхнуть, перевернуть мир. Открыть себя, открыть свое я.
    (Найди себя Анна, излечись… Мы пройдем с тобой воротами рая, вернемся на землю, заскочим в ад, и будем путешествовать между звезд, оставляя позади галактики, разбивая созвездия…)
    - Хей-хо, Анна, проснись детка, пора раскрыть свои глупые, наивные глаза, и увидеть, наконец, свою суть…
    (Давай же, детка, не заставляй меня терять терпение…)
    Темный полумрак в ночном коридоре. Ожидание вечности. Тонкий всплеск на грани возможного. И первый поворот в сторону, в глубину. В запредел.
    (Ты ведь хочешь окунуться в пучину сладостного страдания, Анна, или нет?)
    Петь песню отчаяния, песню боли и страха.
    Раствориться во всепоглощающем пламени ужаса.
    Звонкого.
    Бьющего через край…
    Зовущего за собой…
    Забирающего разум, не сразу – маленькими частичками, отрывая от живой плоти несуществующие надежды…
    Не сомневайся, Анна. Это все для тебя.
    Только для тебя.
    Навсегда.
    - Нет!
    (Давай детка, давай…)
    - Нееееет!!!
    (Кричи, Анна, кричи…)
    Это не твой мир. Сдесь и сейчас…
    Не твой мир.
    Не твой!!!
    Давай Анна, не сомневайся, пришло время окунуться в прошлое…
    Здесь и сейчас.
    Без страха и боли…
    Без смятения распростертых объятий ночи…
    Без укоризненного молчания темноты, рождающей свет…
    Все для тебя, детка…
    Здесь и сейчас. Не жди Анна, не жди…
    (Хей-хо, Анна, прикоснись к своему прошлому, и, возможно найдешь ответы, на вопросы, которые никогда не задавала, и на которые никогда не хотела знать ответ.)
    Неправильные ответы, на неправильные вопросы в твоем больном, перевернувшемся мире. Таком же больном, как и ты.
    Сладкие мгновения. Пугающие ощущения…
    Прикосновения прошлого…
    Здесь и сейчас. Смотри Анна, смотри – и не говори, что не видела. Слушай - и не говори, что не слышала…
    Сосчитай до девятнадцати и назад. Начни снова, и сбейся со счета.
    Хей-хо, Анна!
    Пора…
    Анна встрепенулась, переполняясь спокойствием. Она осмотрелась, вбирая, просматривая полупрозрачную поверхность. Вот четкие кадры, чередуются черным и белым, уходя вдаль маленькими слайдами сладких (и не очень) мгновений.
    Несколько кадров покрыла белесая пленка. Анна попыталась рассмотреть, что же на них изображено…
    Под ее прикосновениями пленка неохотно подалась, вспучилась, словно неведомый злодей поднес спичку, в напрасной попытке сжечь ее судьбу. Мутная поверхность пошла трещинами, осыпаясь мерзкими хлопьями, открывая истину, возвращая в далекое, забытое детство…
    (Иди сюда, непослушная девчонка…)
    - Не надо, папочка, пожалуйста, я больше не буду…
    (Ты грязная, грязная, грязная дрянь…)
    - Пожалуйста не надо, папочка, не надо…
    (Ты была непослушной девчонкой, и я накажу тебя. Ох как я тебя накажу…)
    - Не надо, мне больно. Папа, папочка…
    Рождение боли. Крик души, в темноте ушедших дней.
    Не бойся Анна, это все для тебя…
    Пьяные дрожащие руки, сжимающие окаменевшее, застывшее детское тельце.
    (…непослушной девчонкой…)
    - И я накажу тебя, маленькая, грязная шлюха…
    Многие дни уходят вдаль, оставаясь мелкими брызгами, в твоей памяти.
    Сотри ненужную грязь, отряхни прах прошедших мелочей…
    Стань чистой…
    Войди в свет, отринув тьму.
    Войди во тьму, покинув свет.
    Взвесь свою душу и найди ее легкой.
    Познай жизнь и найди ее суетой сует…
    Закончи свой путь, Анна, приди ко мне…
    На этот раз все будет так, как должно быть.
    Не больше, но и не меньше. Растворись последним вздохом, пройдя отражениями тьмы, в ярких лучах света.

Оценка: 5.00 / 1       Ваша оценка: