Творчество поклонников

Гнездо кукушки

Добавлен
2005-10-25
Обращений
6548

© Иннокентий Соколов "Гнездо кукушки"

    Потом пил только он, своим широким, кукушечьим ртом. Пена текла по его мерзкому подбородку, и я видел, как он ждет, не дождется, пока я не буду греть свои кости на остывающем пляже, чтобы прохладный ветерок без усилий скользил по комнате, обвивая эти гребаные (мать твою!) дорогие вещи, небрежно валяющиеся на полу, у самого ложа, где сцепились в сладком поединке два молодых тела, пьющих любовь огромными глотками, не думая о старике, который нужен всем, кроме них, а если даже и нужен, то здоровый и бодрый.
    С железными нервами…
    Сними это блядское полотенце, и я расскажу тебе, как вел его шатающегося к машине. Как из последних сил душил это молодое, наглое, широкоплечее тело, как синел вывалившийся язык, и выкатывались синие глаза. Как дергалась грудь, в напрасной попытке вдохнуть сырой, пропахший алкоголем и страхом воздух. Как руки колотили воздух, иногда нечаянно задевая клаксон…
    О да, раскрой свои гребаные уши, дорогая, чтобы не пропустить то, что должна слышать. До последнего слова…
    Когда я отпустил его – он сидел в машине, как живой. Ну или почти как живой.
    А потом я ушел пить пиво.
    Детка, у меня болит голова. Я стар, и пьян…
    Сними это полотенце со своей головы, и мы посидим, поговорим…
    Может быть, когда я вернусь с этого острова, я обнаружу, что от моей жизни остались только труха и измазанные засохшим пометом веточки – частички гнезда, свитого молодым кукушонком.
    Скорее всего, так и будет.
    Я стар, и у меня нет сил, сопротивляться молодому, наглому птенцу, который оперился, и выталкивает меня из моего же гнезда.
    Мои руки дрожат, и я знаю, что когда ты смотришь на эти худые, жилистые руки, на покрытые синевой ногти, в твоих глазах не горят огни.
    И не будут гореть.
    Пока я здесь, а не лежу на остывающем песке не то острова Крит, не то любого другого острова.
    Я не могу убить кукушонка, как бы я этого не хотел.
    Не могу, и не буду сопротивляться…
    Через шесть, то есть пять минут, за дверью раздадутся уверенные шаги, и Андрей позвонит в дверь.
    Я смотрю на тебя и перевожу взгляд на полку, где среди моих книг нагло развалился плюшевый медвежонок Рупперт – подарок кукушонка.
    И мне тоскливо, потому что я знаю, что через пару часов буду стоять в очереди, проходя таможенный досмотр, а провожать меня, будет верная жена Марина, и кукушонок Андрей. И как только колеса самолета оторвутся от суетной земли, они рванут домой, распахнут окна, и будут яростно вить, вить…
    будьте вы прокляты – и ты (верная) супруга, и ты кукушкино отродье…
    …вить свое треклятое гнездышко в моем старом, неухоженном гнезде, по имени жизнь.
    И ветерок, будет скользить по комнате, заставляя чуть колыхаться дорогие вещи, небрежно брошенные на пол, охлаждать два тела, впившихся друг в друга в неземной похоти.
    Я желаю вам смерти, птенцы.
    Потому что я стар, а вы молоды.
    Потому что я слаб, а вы сильны.
    Потому что в моей душе сумерки и паутина, а в ваших душах горит огонь страсти.
    Потому что мой удел – остывающий пляж и сумерки, а для вас наступит утро, и первые лучи ноябрьского солнца, скупо осветят постель, с пятнами прошедшей ночи, и двух любовников, которые спят, устав от любовной суеты.
    - Кто звонил?
    Ха, ты уже сняла этот смешной тюрбан. Никогда не понимал, зачем женщины наматывают километры ткани на голову…
    Я знаю, что через шесть, нет, через пять минут приедет кукушонок, и выпроводит меня из собственной жизни.
    Но пока что мы вдвоем, и я хочу насладиться последними минутами счастья.
    Я смотрю на тебя и не верю своим глазам – черт возьми, кукушонку достанется шикарная
    (Чертовски красивая…)
    молодая
    (Дьявольски соблазнительная…)
    великолепнейшая
    (Превосходная степень)
    из женщин. Так будет – будет так.
    А пока что я хочу, хотя бы на шесть, нет на пять минут, выбросить из головы это кукушкино отродье. Не дать вспыхнуть интересу в твоих глазах…
    - Кто звонил?
    А никто, блядь, не звонил, и я шепчу непослушными губами, искажая истину, пытаясь собрать воедино рассыпавшиеся кусочки жизни:
    - Ошиблись номером…
    Пусть будет проклята кукушка, подбросившая в мое гнездо, под названием жизнь, этого молодого, широкоплечего, наглого птенца…

Оценка: 8.00 / 1       Ваша оценка: